Премия Рунета-2020
Киров
+24°
Boom metrics
Общество8 апреля 2024 2:00

В нескольких километрах от Кирова хотят строить крематорий. Люди против

Жители Субботинцев Кирово-Чепецкого района не согласны на строительство крематория
Против строительства объекта выступают и жители деревни, и садоводы.

Против строительства объекта выступают и жители деревни, и садоводы.

Фото: Александр ЧАРУШИН. Перейти в Фотобанк КП

Редакция «Комсомолки» побывала на окраине Федяковского поселения (почти на границе Кирова и Кирово-Чепецкого района), в деревне Субботинцы. Ее жители хором протестуют против строительства у них крематория. А потенциальный застройщик делает вид, что не замечает их недовольства.

ХРОНИКА СОБЫТИЙ

Почти 10 лет назад в Кирове, на Луганской (неподалеку от БХЗ) уже пытались строить крематорий. Тогда о проекте мало кто знал, так что общество даже почти не высказывалось против. Но инвестору не хватило денег - участок он продал.

На ту же площадку пару лет назад решила зайти уже другая компания - ООО «Кировский областной крематорий». Но резко против высказались все - местные жители, депутаты Заксобрания, Роспотребнадзор. Соколов, тогда еще только приехавший в регион в статусе врио губернатора, в итоге предложил отказаться от этой идеи.

ЧТО БЫЛО ДАЛЬШЕ

В целом отказываться от проекта инвестор не собирался.

Администрации Кирова поставили задачу подобрать новый участок.

Как стало известно редакции «КП - Киров», первым делом мэрия предложила перенести строительство к многострадальной деревне Лубягино, но правительство Кировской области отказало: там земли выделены под ИЖС. Тогда в мэрии вспомнили еще об одном участке неподалеку - у Федяковского кладбища. Эту землю один из предыдущих глав Кирово-Чепецкого района вывел из районной собственности. Да, это почти тот же участок, куда нынешней зимой незаконно свозили грязный снег с улиц Кирова.

С прошлого года представители инвестора ходят по разным кабинетам. Заглядывают то к нынешнему главе района, то к председателю сельской Думы, то к главе поселения.

ПОЧЕМУ ЛЮДИ НЕ ВЕРЯТ

В этой истории множество нестыковок:

- в проекте, который показали жителям Субботинцев, четко указано: установим одну кремационную печь. И лишь «в последующем предусмотрена» установка еще одной. Инвестор заверяет, что вторая будет запасной - исключительно на случай поломки первой. Люди, конечно, не верят;

Обещанных 540 метров редакции намерять никак не удалось. Фото: egrp365.org/map

Обещанных 540 метров редакции намерять никак не удалось. Фото: egrp365.org/map

- в проекте указано, что в крематории будет 27 рабочих мест. Инвестор на встрече с жителями говорил о 30-40 вакансиях. А главное - людям они просто не нужны. Жители Субботинцев не ездят сюда на работу, они тут живут;

- инвестор обещает помочь с проведением газа в Субботинцы. Но во всех планах властей деревня стоит на газификацию в 2028 году. Как ООО планирует легально ускорить процесс, понимания нет;

- проектировщик на встрече с жителями утверждал, что от границы предполагаемого участка крематория до границ поселения целых 540 метров. Редакция «Комсомолки», используя кадастровые карты, никак не смогла намерять более 480 метров. Важно: по нормам СанПиН 2.2.1/2.1.1.1200-03 у объектов второго класса, каковыми и являются крематории, санитарно-защитная зона должна составлять 500 метров. И это при одной однокамерной печи. А гарантий, что резервная печь не будет использоваться регулярно, нет. Только обещания.

ЧТО ГОВОРЯТ СТОРОНЫ

Проектировщик крематория (в беседе с жителями Субботинцев):

- Объект полностью отвечает экологическим нормам. Оборудование фирмы «Фусаян», по-моему. Качественное, китайское. В здании планируем два зала для прощания, две кремационные печи…

- Одну, - поправил представитель «Кировского областного крематория».

- Одну, - исправился проектировщик. - Крематорий - как медицинское учреждение. Все чисто, без запахов и накопления. Не более 15 тел можем хранить, срок - до пяти дней.

Жилец углового дома (одного из ближайших к потенциальному крематорию) Вячеслав:

- Все жители категорически против. Между нашей деревней и Федяковским кладбищем запланирована еще одна зона под жилую застройку. Они хотят убить будущее поселение. Они не учитывают розу ветров и ставят крематорий с подветренной стороны, игнорируют вопросы экологии. Мы не верим, что не будет дыма и запахов. А у нас абсолютно чистая деревня.

Инвестор заверяет, что крематорий будет рассчитан не более чем на 15 тел, которые можно хранить максимум пять дней.

Инвестор заверяет, что крематорий будет рассчитан не более чем на 15 тел, которые можно хранить максимум пять дней.

Депутат Заксобрания Кировской области Вячеслав Царюк (в беседе с жителями Субботинцев):

- Да, крематорий нужен городу и области. Но регион большой, есть множество участков не у поселений. Я не защищаю их, не агитирую вас. Все зависит от того, что скажут жители Субботинцев. Скажете «нет» - буду защищать вашу позицию. Социальное напряжение не нужно никому.

Староста деревни Субботинцы Анастасия Хицко:

- Мы боимся, что все запахи от кремации пойдут в сторону деревни. И что людям придется уезжать. Сейчас в Субботинцах 20 домов и 55 жителей, в том числе 14 детей. Садоводы из ближайших СНТ тоже ставят подписи против размещения крематория - они, как и мы, боятся последствий его работы. В Кирове уже есть печальный опыт размещения производств рядом с жилыми микрорайонами - БХЗ, на который систематически жалуются люди.

Глава Федяковского сельского поселения Любовь Пешнина:

- Вообще крематорий - не зло, но ситуация та же, что с мусором. Никто бы не захотел мусорный полигон рядом со своим домом.

В январе к нам везли грязный снег, сделали снежную свалку. Если к поселению сейчас такое отношение - что будет дальше? Что будет, если дать построить крематорий?

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Администрация Кирова пока продолжает одолевать поселковую администрацию запросами: пожалуйста, переведите участок из одной категории землепользования в другую.

- Да, нам поступило очередное заявление, - рассказали в администрации Федяковского сельского поселения. - Далее будем действовать по закону об обращениях граждан. Рассмотрим и вынесем на публичные слушания.