Boom metrics
Общество6 декабря 2021 22:00

Вячеслав Трушков: «Играю в бирюльки»

Кировчанин создает удивительные композиции и панно из дерева
Ольга ГИЛЯЗЕВА
Вячеслав Трушков создает композиции с множеством мелких, будто кружевных, деталей. А главное, с фантазией и добрым юмором. Фото: Ольга ГИЛЯЗЕВА

Вячеслав Трушков создает композиции с множеством мелких, будто кружевных, деталей. А главное, с фантазией и добрым юмором. Фото: Ольга ГИЛЯЗЕВА

Кировчанин Вячеслав Трушков едва ли не единственный в России занимается жигальцевской точенкой. Про таких, как он, говорят «мастер - золотые руки». Элементы своих изделий Вячеслав делает на токарном станке. Потом собирает их, и получаются композиции и целые панно с множеством мелких, будто кружевных, деталей. И все - с фантазией и добрым юмором. У зрителей они неизменно вызывают почти детский восторг. О том, как рождаются шедевры, нашему изданию рассказал сам автор, показав просторную мастерскую в своем доме.

- На станке делаю все, начиная от фигур людей и заканчивая пуговицами и спицами для автомобильных колес, - говорит Вячеслав. - Потом покрываю воском и собираю. Крепеж - деревянные шканцы и клей.

Для автора важна не столько историческая точность, сколько живые образы. Фото: Ольга ГИЛЯЗЕВА

Для автора важна не столько историческая точность, сколько живые образы. Фото: Ольга ГИЛЯЗЕВА

Десять лет назад кировчанин продал городскую квартиру и купил домик в Малой Субботихе. Неподалеку от Большой Субботихи, где родился и провел детство. Оттуда он уехал 15-летним пареньком в большую жизнь и вот вернулся, чтобы на пенсии заниматься тем, к чему стремился давно, - творчеством.

- Раньше такой возможности не было - кормиться надо было, квартиру строить, - поясняет автор. - Особо не до творчества было. Четыре года назад вышел на пенсию и теперь могу делать что-то для души. Накопил работы - сорок панно. Это немало! И сделал персональную выставку, первую в жизни. Месяц она проходила в музее истории Хлынова в Кирове. Мне кажется, людям понравилось. - Никогда не участвовал в таких мероприятиях. Когда-то надо было решаться. Тут посмотрел, как и что. Понравилось. Поэтому первая в жизни выставка - это как барьер, через который надо было переступить и дальше идти, работать и делать новые экспозиции.

Готов целый стеллаж с экспонатами для новой выставки. Фото: Ольга ГИЛЯЗЕВА

Готов целый стеллаж с экспонатами для новой выставки. Фото: Ольга ГИЛЯЗЕВА

«ВАНЯ, Я ВАША НАВЕКИ!»

Любимая тема работ Вячеслава Трушкова - сюжеты по пословицам и поговоркам, сказкам, народным и написанным авторами.

- Сказки архангельского писателя Степана Писахова начал читать давно. Прочитал одну, другую. Нравится! Исподволь зрело что-то. Начал делать эскизы работ - иллюстрации к этим произведениям. Так и сделал первую выставку, - рассказывает Вячеслав. - Потом стал брать темы из мультфильмов. Помните, например, «Волшебное кольцо»? «Ваня, я ваша навеки!» Беру такие сюжеты и делаю композиции. Нравится лубок и народный юмор. Моя тема, полное попадание!

Элементы своих изделий Вячеслав делает на токарном станке. Фото: Ольга ГИЛЯЗЕВА

Элементы своих изделий Вячеслав делает на токарном станке. Фото: Ольга ГИЛЯЗЕВА

- Как делается панно?

- Рисую эскиз, потом делаю рамку и собираю «рубашку» - из бересты детали наклеиваю: деревья, цветы. Потом деревянные фигурки выжигаю, приклеиваю. На первой выставке были панно с вятскими панорамами и по сказкам Писахова. Люблю делать по пословицам. Например, «не боги горшки обжигают». И у меня гончар сидит, мастерит посуду. Бывает, в книжке встретишь интересную фразу, появится идея. Прочитал: «Наливай, Катюша, щей, зять привел товарищей» - и сделал сюжет.

- Что читаете?

- Когда работаю, постоянно на шее висит плеер - аудиокниги слушаю. Сейчас Пикуль заряжен с его историческими миниатюрами. В телефоне - «Ослик должен быть худым» Довлатова. Я телевизор не смотрю, а книг, да, много пропускаю через себя. Что-то выносишь из каждой.

Большинство фигурок сделаны из осины - они получаются ровного белого цвета. Фото: Ольга ГИЛЯЗЕВА

Большинство фигурок сделаны из осины - они получаются ровного белого цвета. Фото: Ольга ГИЛЯЗЕВА

Сегодня у Вячеслава готов целый стеллаж с будущими экспонатами для новой выставки. Работа кипит. Мастер признается, что трудится с утра до вечера. Делает машины, самолеты, композиции на подставках - фигурки людей и животных. Разумеется, тематические, лубочные.

- Самолеты начал делать с заказа. Наше кировское авиационное предприятие «Электропривод» заказало серию их на подарки партнерам. Фотографий старых аэропланов в интернете сколько угодно. Эскиз нарисовал, первую модель сделал, так и пошло, - вспоминает Вячеслав. - Машинки - тоже художественные копии старомодных автомобилей начала XX века. Мне историческая точность ни к чему. Важен образ! Вот за рулем сидит человек, улыбается, едет куда-то. Вот пассажиры - капризная женщина с зонтиком, баба с гусем… Жизнь!

Самолеты умелец начал делать, когда одно из кировских авиационных предприятий заказало ему сувениры для партнеров. Фото: Ольга ГИЛЯЗЕВА

Самолеты умелец начал делать, когда одно из кировских авиационных предприятий заказало ему сувениры для партнеров. Фото: Ольга ГИЛЯЗЕВА

- Какие материалы используете?

- Дрова вон лежат на улице у дома, их и беру. В основном фигурки из осины, потому что в ней нет смолы. На сосне, например, выжигать неудобно - игла постоянно проваливается в смолу, небрежность получается. А осина - плотный однородный материал. Игла нормально ходит и выжигает рисунок хорошо. Цвет ровный белый, практически без текстуры. Морилку мало использую, в основном оставляю естественный цвет дерева и воском покрываю.

- Почему не лаком?

- Когда воском покроешь, дерево живое, теплое, наощупь приятное, мягонькое. А лак - он, как стекло, холодный. Плюс я использую бересту, ее лаком нельзя покрывать. Бересту тоже с дров беру. Не зря же я их покупаю. Дом надо отапливать. Газом тоже пользуюсь, но от дров не отказываюсь. Они и на поделки идут.

Машинки - художественные копии старомодных автомобилей начала XX века. Фото: Ольга ГИЛЯЗЕВА

Машинки - художественные копии старомодных автомобилей начала XX века. Фото: Ольга ГИЛЯЗЕВА

Вячеслав показывает украшенные выжиганием подставки для будущих композиций, которые сделал из большого старого бревна.

- Во дворе давно лежало - решил в дело обратить. Это бревно, распилено не вдоль, а поперек. То есть тут годовые кольца видны. Вон их сколько. Я считал, дереву лет сто, наверно, было, - рассказывает мастер. - Но с древесиной довольно сложно. Я иной раз ее года по три держу, прежде чем в работу пускать. Даже токарные детали, уже сделанные, у меня как минимум сезон лежат. Перед работой снова сушу - в мастерской печка есть. Работы тонкие, и, если влажность будет, готовое изделие начнет крутить. Жалко, столько труда вложено. А так - вот, смотрите - хорошо просушено, и трещин нет.

ЗА ГРАНИЦЕЙ БЕЗ УМА ОТ ТОЧЕНКИ

Говорят, в технике жигальцевской точенки, в которой работает кировчанин, больше не делает игрушки никто. Названа она по имени другого кировского мастера Валерия Жигальцева. Тот взял за основу лубочную игрушку, какую издавна в России вытачивали из дерева, и принялся развивать, стал делать токарные декоративные панно и композиции, искусно сочетая выжигание, тонировку и роспись.

Вячеслав Трушков не считает себя учеником Жигальцева, ибо тот не учил ремеслу и секретов не раскрывал. Однако работали вместе.

- В конце 1990-х трудились с ним вместе на кировской фабрике «Умелец» в экспериментальной лаборатории. Пришел туда и впервые увидел работы Валеры, он к тому времени уже два года был ведущим художником на фабрике. У него много выставок было, в том числе в Москве и в Хельсинки. Его игрушки взял «Аэрофлот» - Валера оформлял ими стеклянные витрины этой авиакомпании по всему миру. Благодаря своим самолетам Жигальцев практически весь мир объездил и в Америке, по-моему, даже был. И это в 1980-е годы, когда выехать из СССР в капиталистическую страну обычному человеку было очень сложно. Более того, Валера стал выставляться! Ну, кто из кировчан в то время выставлялся в Финляндии или в московском «Манеже»? Финнам, кстати, очень понравились игрушки. Они были без ума от жигальцевской точенки...

По словам Вячеслава, Валерий Жигальцев вернул этот старинный промысел к жизни собственным ручным трудом.

- Индивидуального художника в этой технике больше не было, - подчеркивает Вячеслав Трушков. - Он не рассказывал особо, как что делать. Сначала мне его техника абсолютно не понравилась. Я до этого занимался живописью, с красками работал. Увидел первые изделия Валеры - показались неказистыми. Потом он начал развиваться, набирать обороты. Мне стало интересно. Я у него подсмотрел, начал точить, выжигать и со временем стал придумывать свое. Валера видел мои работы и был рад, что я занимаюсь этим творчеством. Он умер несколько лет назад. Сейчас, пожалуй, только я делаю точенку, больше и не встречал ни у кого. Выставляю свои работы в интернете - там ничего похожего нет.

Для каждой работы мастер сначала рисует эскизы. Фото: Ольга ГИЛЯЗЕВА

Для каждой работы мастер сначала рисует эскизы. Фото: Ольга ГИЛЯЗЕВА

- Вы с детства увлекались работой с деревом?

- В шестом классе получил приз за такую же игрушку - выпилил фигуру лобзиком на школьный конкурс, - смеется Вячеслав. - Я тогда прочитал молдавскую сказку, в ней огромный богатырь какого-то зверя побеждал. И я его изобразил. Дерево плюс пластилин. За это мне билет дали в ТЮЗ. Мы тогда все, призеры конкурса, сходили на «Синюю птицу».

- Где вы взяли заготовку для поделки?

- Я же родился в деревне, тут деревяшечек много было. Окончил среднюю школу, поработал - и в армию. Потом снова трудиться. Было интересно творчество - занимался в художественной студии в ДК «Авангард». Устроился в «Умелец» столяром - шкатулки делал и другие изделия. А сейчас вернулся из города в деревню, купил дом.

- Почему не в родной деревне?

- В Большой Субботихе остался наш двухэтажный дом из огромных бревен, ему уже около двухсот лет. Собран из хорошего леса, крепкий. В этом доме жил мой дед Иван Трушков с братьями. Рядом выстроили кирпичную мастерскую. Они делали деревянную мебель, возили ее на лошадях на ярмарку в Слободской. Потом их раскулачили, в наш дом подселили чужих людей. Если б за крышей следили, за избой ухаживали, ей бы сноса не было. В этом доме жил мой папа Юрий Иванович, он туда и жену привел. Я там родился. Через много лет, когда я продал квартиру в городе, пробовал этот дом и землю вернуть. Но там такой «муравейник», документов нет. Я побегал-побегал и купил дом в соседней деревне - Малой Субботихе.

ЧЕЛОВЕКУ НУЖНО ДЕЛО

Сегодня Вячеслав рад, что в доме есть собственная мастерская. Такому простору позавидует любой мужчина с руками и головой. Мастер говорит, что это в городе в четырех стенах часто только и остается, что пить и телевизор смотреть. А в деревенском доме работа найдется.

- Человеку обязательно нужно дело, тем более мужчине. От безделья дурные мысли приходят в голову. Когда дело есть, то и голова занята, и руки. Мне седьмой десяток, а я игрушки делаю. Играю в бирюльки. (Смеется. - Ред.). Народ так называет мелкие токарные детальки.

Вячеслав открывает чемоданчик, наполненный шаблонами для выжигания. Все сделал сам из проволоки.

- Ручка выжигателя накаляется, от нее - проволока, ставишь на дерево и получается штамп. Выжигателей у меня несколько, еще советские, сделаны добротно. Работают уже бог знает сколько лет без ремонта. А вот это - «третья рука», лупа на подставке. Когда что-то делаешь двумя руками, а изделие мелкое, то лупа на подставке помогает.

- Вас не утомляет такой кропотливый труд?

- Любая работа утомляет. Лег, отдохнул - и снова трудиться. Времени, конечно, требуется много. Я сейчас сутками работаю, чтобы сделать следующую выставку. Через нее про меня еще больше людей узнает. Может, заказов побольше будет. Первую экспозицию я сдал в магазин, половину работ уже продали. Торговцы сегодня берут товар в основном под реализацию и накручивают 100-150 процентов. Невыгодно мастерам. Хотя уже есть постоянные клиенты, они собирают мои работы, потому что это в принципе не игрушки, а коллекционные вещи. Из других городов даже приезжают за ними. Предлагаю и в интернете, пишут, звонят. Вот сейчас иногородний заказ пришел на две вещи.

- Может, и ученики будут?

- Молодежи вряд ли будет интересен ручной мелкий труд, который не приносит особого дохода. Я человек старой закалки. У меня перед глазами был пример мастера, который в глухие советские времена весь мир объездил с этими игрушками. Было куда стремиться. И я ни о чем не жалею. Мне сейчас жить интересно!

- Какие работы у вас - любимые?

- Наверно, еще не сделанные.