Общество25 ноября 2021 22:00

Дмитрий Журавлев: «Иван Чарушин делал премиум-продукты, которые и сейчас актуальны»

Наш знаменитый земляк до сих пор является ярким примером профессионала и горожанина
Ольга ГИЛЯЗЕВА
Дмитрий Журавлев занимается исследованием творческого наследия Ивана Чарушина вместе с женой и сыном. Фото: предоставлено героем публикации

Дмитрий Журавлев занимается исследованием творческого наследия Ивана Чарушина вместе с женой и сыном. Фото: предоставлено героем публикации

Кировчанин Дмитрий Журавлев создает полный интерактивный каталог объектов вятского архитектора Ивана Чарушина, работавшего в первой половине XX века. По его мнению, знаменитый земляк даже спустя более ста лет является ярким примером профессионала и горожанина.

Сам Дмитрий руководит компанией «Кировпромбезопасность» и знает не понаслышке об обследовании зданий. Вот что он рассказал нашему корреспонденту.

БЫЛ ВОСТРЕБОВАН КАК ДО РЕВОЛЮЦИИ, ТАК И В СОВЕТСКОЕ ВРЕМЯ

- Вятку можно условно назвать городом, построенным одним архитектором, - по удельному вкладу Ивана Аполлоновича Чарушина за более чем 40 лет работы, - отмечает Дмитрий. - Они и сейчас выделяются в городе, узнаваемы, являются визитными карточками и туристическими достопримечательностями для жителей и для гостей нашего региона.

Еще одна уникальность Чарушина в том, что он одинаково успешно и плодотворно работал и был востребован как в дореволюционный период, так и в советское время. Автор огромного количества церквей и общественных зданий для монархического государства и купечества, в советский период массового гонения и сноса не был задвинут, забыт или репрессирован. А, напротив, спроектировал и построил еще не один десяток зданий, работал вплоть до войны. Неслыханное дело!

Это еще раз подчеркивает, что Чарушин был великим профессионалом.

- Чем вам лично интересен Чарушин?

- Меня удивляет, как в одном человеке уживались так много положительных профессиональных, личностных качеств и талантов. Чарушин был и художник, и архитектор, и строитель. Он самозабвенно и очень профессионально относился к своему делу. При этом старался учитывать все пожелания своих заказчиков. Работал сутками, на износ, не допускал халтуры и упрощения. За что бы он ни брался, всегда делал все на совесть.

Если выражаться современным языком, Чарушин создавал премиум-продукты, причем, старался, чтобы они были доступны для всех. Его можно сравнить с Генри Фордом, который стремился выпускать качественные автомобили, приобрести которые смогут не только богатые. Иван Аполлонович, по словам Дмитрия Журавлева, тоже работал для людей. У него все здания красивые, практичные и экономичные. Поэтому большинство объектов Чарушина, не считая разрушенных и заброшенных, живут и используются до сих пор. Они построены качественно и на века.

Хотя Чарушина помнят больше как как архитектора и строителя, он был еще и выдающимся горожанином. Активно занимался общественной и просветительской деятельностью - преподавал, писал учебники, был благотворителем и попечителем, спасал памятники истории и культуры.

У этого человека душа по-настоящему болела за свой город. В 1920-30-е годы, когда началось массовое уничтожение памятников и церквей, он открыто выступал против этого. К нему прислушивались. В Кирове много чего снесли, но многое и оставили. И в этом большая заслуга Ивана Аполлоновича, хотя о ней нигде не пишут.

Чарушин видел, что есть острая нехватка знаний в этой сфере, и писал учебники и методички, статьи, учил студентов. Не получал за это денег - делал все это на общественных началах, ради блага людей. И это удивительно. Так что Чарушина можно считать примером высокого профессионала и преданного горожанина.

Церковь Иоанна Златоуста в селе Ныр Тужинского района. Сейчас храм восстанавливают. Фото: предоставлено героем публикации

Церковь Иоанна Златоуста в селе Ныр Тужинского района. Сейчас храм восстанавливают. Фото: предоставлено героем публикации

«ДОМ УМИРАЕТ»

- Как получилось, что вы заинтересовались Чарушиным?

- Увлекся изучением творчества Ивана Аполлоновича пять лет назад, когда в Кирове проходила конференция, посвященная его 155-летию. После нее я прочитал все доступные материалы. Книг о Чарушине, как оказалось, немного - Бориса Зырина, Елены Андреевой плюс цикл материалов Людмилы Безверховой. Прочитал то, что есть в интернете, - материалы различных конференций, которые проходили в Кирове, Москве, на Сахалине, где работал Иван Аполлонович. Чем больше узнавал, тем больше у меня появлялось вопросов. Где те 500 зданий и сооружений, о которых сообщается? В Кирове, например, мы знаем Центральную гостиницу, Серафимовскую церковь, замок Булычева и еще два десятка задний, которые на слуху. А остальные?

Дмитрий начал потихонечку собирать информацию. Нашел несколько неполных списков зданий Чарушина и сейчас составляет свой. Журавлев хочет создать максимально полный интерактивный каталог чарушинских объектов. В этот каталог войдут здания не только на кировской земле, но и построенные и сохранившиеся до сих пор в Удмуртии, Татарстане, на Сахалине. Дмитрий собирается включить в него и объекты, которые Иван Аполлонович реконструировал - улучшал, перестраивал. Сюда же войдут работы его учеников, которые он согласовывал и подписывал в работу или контролировал их строительство как главный инженер Вятской губернии. И проекты, которые не были реализованы. Это тоже очень интересно!

Проблема в том, что много неатрибутированных объектов. Есть неофициальная информация, что Чарушин к этому зданию руку приложил, и все. Нужно проводить кропотливую работу в архивах - искать информацию, поднимать чертежи, искать подписи… То есть в исследовании творчества Чарушина работы еще непочатый край.

- Я лично второй год много езжу на автомобиле по Кировской области и в другие регионы, смотрю объекты времен Чарушина, к которым он мог иметь отношение, - поясняет Дмитрий Журавлев. - Фотографирую, собираю материалы. Накопил их много, позднее буду обрабатывать.

Действующая Владимиро-Богородицкая церковь в селе Шапта Кикнурского района, 1902-1913 года постройки. Фото: предоставлено героем публикации

Действующая Владимиро-Богородицкая церковь в селе Шапта Кикнурского района, 1902-1913 года постройки. Фото: предоставлено героем публикации

- Какие творения Чарушина вам больше всего нравятся?

- Практически все его объекты - неважно, церкви это, общественные учреждения или производственные объекты - отличают высокая строительная грамотность, точность и детальность проработки, красота и эстетика форм, удобство и рациональность эксплуатации. Иван Аполлонович даже к маленьким зданиям - небольшой церквушке в селе, например, - не относился упрощенно. И, если есть простота видимая, то она к месту и утонченная.

Самое любимое гражданское здание Чарушина для Дмитрия Журавлева - епархиальная женская гимназия в Елабуге, где сейчас размещается университет. В Кирове - замок Булычева, где сейчас ФСБ, и банк Федора Веретенникова на Спасской. Среди производственных зданий - казенный винный склад на Карла Маркса, который сейчас реконструируется, и комплекс Вахрушевского кожевенно-обувного завода. Когда Чарушин его проектировал, он применил много интересных решений…

Что касается религиозных сооружений, большинство их сейчас полуразрушены, но даже в таком виде эстетично смотрятся. Видна рука мастера, их мощь и стать неподвластны времени.

- Как выдумаете, какая судьба ждет дом, где жил Иван Аполлонович в Кирове?

- Это самый больной вопрос. Его каждый раз обсуждают, когда всплывает имя Чарушина. И пять лет назад, и десять… Годы проходят, дом разрушается. В публичном пространстве речь об этом заходит, когда приближается юбилей или происходит трагичный случай, как обрушение стены дома. Но с места дело не сдвигается. Никаких действий со стороны чиновников нет. Дом умирает.

Иван Аполоннович изменил Вятку и оставил богатое наследие, которым можно и нужно гордиться. И очень обидно, что сейчас это незаслуженно забывается. Чарушин много дал городу. А что дал город ему? Сейчас дом, в котором он жил, еще можно спасти. Часть уникальных элементов, конечно, уже навсегда потеряна. Но если расселить жильцов, найти инвесторов и вкладываться в реставрацию здания, то с большими финансовыми вложениями это еще возможно. Пройдет еще несколько лет, и восстанавливать будет нечего. Останется только снести этот дом и сделать его копию. Но это уже будет не дом Чарушина.