Общество

Тулун, год спустя: город, уничтоженный водой, превратился в большую стройку

Жители возвращаются в город, переживший большую беду
Тулун, год спустя: город, уничтоженный водой, превратился в большую стройку. Фото: администрация Тулуна.

Тулун, год спустя: город, уничтоженный водой, превратился в большую стройку. Фото: администрация Тулуна.

Вот по реке Ие к мосту проплывают дома. Много домов. Десятки, сотни. Их разбивает об опоры. Вот жители Тулуна на берегу часами смотрят на реку, словно застыв в оцепенении, вспоминая прошлую жизнь, которая никогда уже не вернется. Идти им некуда — обретаются кто в пунктах временного размещения, кто в машинах, если их удалось спасти, кто у знакомых. Эти страшные кадры из маленького городка, половина которого была стерта с лица стихией, в конце июня 2019 облетели весь мир.

Тогда, ровно год назад, здесь прорвало дамбу и хлынувшая почти 14-метровая волна со страшной силой уничтожала все на своем пути — 3, 5 тысячи зданий просто перестало существовать, 11 тысяч были разрушены, 26 человек погибли. .. Сейчас о трагедии напоминает 14-метровая глыба, поставленная в центральной части города, в низине. На огромном камне скромная табличка и дата. И развороченная территория местного микрорайона ЛДК. Топкая вязкая почва буквально на днях позволила приступить к разбору завалов. …

В низине поставили камень. В память о трагедии. Фото: Юлия Булдакова.

В низине поставили камень. В память о трагедии. Фото: Юлия Булдакова.

Тулунчане возвращаются в город

-Уеду. Получу сертификат и уеду, - летом 2019 так здесь говорила половина из тех, кто пострадал.

Жители приходили за гуманитаркой, получали пособия, жаловались на жизнь начальству — от местных властей до генпрокурора Юрия Чайки и президента Владимира Путина, трижды приезжавшего в зону затопления. И не верили в будущее своего многострадального городка, который и до наводнения не особенно процветал Закрывались предприятия, работы особо не было. Многие жили огородами, а молодежь уезжала учиться в Иркутск, да так там и оставалась.

-Как твои, переехали в Иркутск?, - спрашиваю у знакомой. Ее родственники, как и многие горожане, попали в зону затопления, дома смыло. Получили сертификаты.

-Ничего не буду говорить, - она только отмахивается. -Остались. Говорят, привыкли. Будут жить в «Березовой роще».

Так выглядел центр города летом 2019.

Так выглядел центр города летом 2019.

Фото: Николай ТЕКАЛОВ

Мэр города Юрий Карих, которого мы застали на открытии лыжной базы ( ну и что, что лето, и зима не за горами, а базу подарили городу шефы- угольщики), говорит:

-В домах нового района еще нет ни электричества, ни воды. Но людей не остановишь, им хочется перемен. Поэтому некоторые семьи уже там и начали ремонт на свой вкус. В середине июля должны сделать благоустройство, подвести коммуникации к домам....

Год назад он сетовал на отчаяние и даже озлобленность, которая охватила земляков . Ведь сам с экранов ТВ обещал, что дамба выдержит и ничего страшного не произойдет. Никто не ожидал, что волна накроет ее сверху. Люди, подписывая акты о сносе домов, готовы были обвинить все и всех. И уехать, куда глаза глядят от развалин. А сейчас все не так.

Жители не бросили свой город. Фото: администрация Тулуна.

Жители не бросили свой город. Фото: администрация Тулуна.

- Жители возвращаются в Тулун, - говорит Карих. - На угольном разрезе нужны машинисты и помощники машинистов, бульдозеристы. Да и вообще возможностей масса. Стройка идет, большая стройка. Местные предприниматели могут ту же самую доску выпускать, строительные работы вести. И не с помощью гастарбайтеров, а местных жителей. Перспектив много. Бери и работай, что еще надо? Например, строят у нас физкультурный комплекс с ледовым полем. Месяц назад я там был — много, очень много наших, тулунских ребят работало. Нанимали на работу только своих. И потом. Сегодня ты на отделке, на стройке работаешь, завтра ты оформился предпринимателем, создал свою бригаду. Ту же самую строительную , их городу не хватает, отделочную. И пожалуйста, вперед, бери и дальше развивайся.

В Тулуне сейчас все думают о будущем. Фото: Елена Кутергина.

В Тулуне сейчас все думают о будущем. Фото: Елена Кутергина.

Вот закончатся льготы. А дальше?

А что сами предприниматели? Сначала потоп, потом, едва все начало утрясаться и входить в колею — коронавирус. Ну да, в Иркутской области много сфер бизнеса практически и не прекращало работать. То же строительство, например. Но однако не все там заняты. Это — о настоящем. А вот о недавнем прошлом. У нашей давнишней знакомой Татьяны Саркуловой, той самой, что сразу после трагедии собрала почти 200 подписей под обращением к властям — своя правда.

Без помощи государства люди просто не поднимутся, - сокрушалась она летом 2019-го . - А ведь этим жили мы, наши семьи, работники — они тоже сегодня в простое, а у многих и дома уплыли. Но им хотя бы какие-то компенсации были, а нам, как бизнесу, даже 10 тысяч не дали. Нас для государства почему-то не существует… С кредитами тоже ничего неясно: банки рассматривают реструктуризацию по кредитам, но ничего пока не подписано. Мы просим субсидии, льготные кредиты. И налоговые каникулы хотя бы на два года. Нас нельзя сейчас трогать, понимаете? Чтобы мы смогли подняться с колен и оживить экономику…

Татьяне не повезло вдвойне. Первый раз — в наводнение, когда она потеряла два больших помещения, одно из которых сдавала в аренду. На 1, 5 миллиона рублей, полученных в компенсацию, новых в Тулуне не купишь.

-Вся недвижимость в городе из-за нехватки жилья и раздачи сертификатов, подскочила в цене в 2 раза, - сетует она. -А у меня было 2 больших площади — одна 174 квадрата, я ее сдавала, и вторая — около 70. Там был салон красоты.

Сейчас салон ютится в двух съемных комнатках размером со стандартную однушку. А такого источника дохода, как аренда, лишаться. Новая напасть — коронавирус — заставила надолго прикрыть салон красоты.

-Два месяца я продолжала платить аренду и зарплату работникам, - продолжает Татьяна. - В убыток. Поэтому сейчас сама работаю бесплатно, чтобы заработанное шло в уплату всех платежей. Но есть еще одно но. В сентябре закончится срок льготного кредитования, и деньги надо будет отдавать. Даже боюсь предположить, как это будет выглядеть. …

Это общая беда для переживших потоп и коронавирус. Все они сейчас считают деньги и соображают – вот пройдут налоговые каникулы, вот закончится льготный период по платежам. А дальше –то что?

Тулун помнит о трагедии. Но верит в завтра.

Тулун помнит о трагедии. Но верит в завтра.

«Каждый сам выбирает, как жить»

Елене Фещук летом прошлого года пришлось обратиться к генпрокурору Чайке, чтобы им вернули перечисленные как пострадавшим и потерявшим жилье 100 тысяч. Деньги были списаны по решению судебных приставов.

- Зашибись! - не сдерживала она эмоций. - Честно жили, за все платили, а нас, оказывается, уже осудили!

Таких случаев был не один и не два, в неразберихе после наводнения. Сам Чайка сообщал, что было принято более 3,5 тысяч человек и подано в суды 1,5 тысячи исков о признании и установлении юридических фактов. А вот помогло ли?

-Да, помогло и сразу, - вспоминает Елена. – Я еще до дому дойти не успела, а все деньги были на счетах. А еще у нас семья, трое детей, по сертификату было положено 4 миллиона. Купили большой дом, 104 квадрата, три комнаты. Но главное – перед ним участок 20 сток. Это ж не только на картошку и овощи хватает! Грядки, теплица, сад –это да. Но мы еще бассейн купили и поставили его в зоне отдыха.

На жизнь Елена не жалуется – муж, несмотря на корону, подрабатывает, где разрешено. У нее самой сетевой бизнес, помогает людям сбросить лишний вес. Он понемногу крутится.

-Каждый выбирает сам, как жить, - убеждает она. – Возможности сейчас есть. И главное – живы ведь, все хорошо. Вот мы переезжали в этот район, деньги получили вроде большие. А выбирать пришлось долго, так все взлетело в цене. В конце концов взяли на окраине. Но ничего. Детей школьный автобус возил – исправно возил. За огородом – прекрасный лес . Что страдать? Жить надо!

В городе строят невиданное - восьмиэтажки. Фото: Елена Кутергина.

В городе строят невиданное - восьмиэтажки. Фото: Елена Кутергина.

Мэр Карих мотается по стройкам. Сегодня открывают лыжную базу, скоро — новый микрорайон на 213 домов — коттеджей. Причем люди выбирали, из какого материала им построят дом — из дерева или, допустим, кирпича. Уже хозяйственно посадили грядки. Ближайшее открытие — детского диагностического центра. Вся страна поднимает Тулун. Когда этот маленький городок — станция на Транссибе — так жил? А сейчас здесь больше 700 вакансий — и для медиков, и для бетонщиков, и для отделочников, для спецов по деревообработке и слесарей. Здесь замахнулись на невиданное дело, которое обсуждает весь город — восьмиэтажки. Таких зданий в городке не было никогда. Строят дома в районе Угольщиков. По словам мэра, уехало не так много людей, как предполагали. Где-то шесть тысяч. И половина уже вернулась. В чужих городах проблемы с работой, особенно сейчас. А родная земля поддержит. ..

Возводят две новые школы и детский сад. Фото: Елена Кутергина.

Возводят две новые школы и детский сад. Фото: Елена Кутергина.

Неожиданно, но, похоже, потоп, испытание страшное и тяжелое, дал шанс обновиться не одному Тулуну, но и его предпринимателям. Многие здесь сейчас встают на крыло благодаря стройке. Этого оттуда, из страшного лета 2019-го, не предвидел никто. Не мог предвидеть. Однако!

-Есть да, которые уехали. Каждому в душу не заглянешь, но я скажу, что тулунчане очень стойкие, позитивный такой настрой он есть. Да, люди пережили горе. Но они сейчас ситуацию эту уже по-другому воспринимают. Строительство идет. Уже виден результат работы. Конечно, не все сразу делается, все идет поэтапно… - рассуждает Александр Копыток, директор Тулунского агротехникума. Большой волной в июне все комбайны техникума перевернуло, а в общежитиях вместо студентов появились подтопленцы. – Предприниматели поднимаются. Но помощь им в этой всей ситуации серьезно бы помогла. Все эти необоснованные потери, неоправданные затраты. Здесь поддержка должна быть однозначная. По результатам работы у каждого бизнесмена есть отчет, поэтому государство должно на это обратить внимание. На это нужно обратить особое внимание.

Тут надо сказать, что это не просто слова. Александр Копыток – он еже и председатель Общественной палаты Тулунского района. И, похоже, в самом деле, апокалиптические настроения из города ушли. Да и пора бы уже. Сколько можно страдать, работать надо.

Люди с тоской смотрели на то, что осталось от их домов.

Люди с тоской смотрели на то, что осталось от их домов.

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

Тулун меняется на глазах

Не мое мнение. Тоже местных жителей. Молодых. Тех, кто напрямую сталкивался с отчаянием и безразличием ко всему, развозя и раздавая пострадавшим вещи, собранные со всей страны. Заглядывая горю в глаза.

-У нас было около 50 тонн вещей. И до сих пор много на складах. Так вот. Мы по-прежнему раздаем их тем, кто в сложной ситуации. Такие всегда будут. Но есть и другое – сами жители города привозят свое, почти новое, после сезона носки. Отдают. Нет больше той беды, поднимается город. Но больше всего сейчас пользуется популярностью передача инструментов в добрые руки. Для ремонта, - говорит Юлия Булдакова, которая работает в одном из крупных благотворительных проектов . - Тулун меняется на глазах и я не знаю, где бы еще сейчас все работало, все создавалось. Столько перемен наш маленький город никогда не видел, столько перспектив. . Абсолютно все видоизменятся и это ощущается. На каждом километре идет какое-то строительство и город преображается на глазах.

Мы с Юлей рассуждаем о том, что будет на месте затопленного района ЛДК, где до последнего стояла вода. Да и сейчас с бульдозерами не подойдешь, только вручную все разбирать. Адский труд.

-Планировали там посадить лес?

-Ну какой лес, парк разбить думали. Зону отдыха создать. Эта территория постоянно уходит под затопление. Только на моей жизни трижды, хотя и не таких суровых. Но вода уходит и людям кажется – места благодатные. И они возвращаются. Сейчас вот часть домов в низине просушили сами их жители. Вернулись! Что делать? По распоряжению мэрии отсыпали верхние улицы и они вполне себе живут там. Это пожилые люди, которые родились практически и всю жизнь бытовали и жили здесь. И сейчас, несмотря на то, что у них где-то куплена недвижимость на сертификаты, говорят: «Я никуда не тронусь, умирать буду здесь!» Хотя и грунтовые воды поднимаются, в огороде у некоторых стоит до сих пор вода, как и в соседнем микрорайоне. Это очень печальная картина. Но люди держатся за свои дома и – ни в какую.

Дома, даже не унесенные рекой, превратились в ничто.

Дома, даже не унесенные рекой, превратились в ничто.

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

Вот, кстати, еще одна проблема. Пока власти города только головами качают. И глава региона, здесь, в зоне бедствия, его видят очень часто, на днях заявил – судьбу пострадавшего района будут решать сами жители. Начать ли там после ввода дамбы какое-то строительство или все-таки разбить большой парк, он нужен городу. А из тысячи домов здесь, по самым скрупулезным подсчетам, осталось 18…

Молодые, уже сейчас ясно, голосуют за парк. За будущее. А как будет – увидим.