В мире

Экс-советник Белого дома Джон Болтон: Путин знает, что такое национальные интересы. А в Трампе я не уверен

Самые скандальные высказывания «вашингтонского ястреба» в интервью американским журналистам
Джон Болтон и Дональд Трамп в Белом доме, май 2018 года.

Джон Болтон и Дональд Трамп в Белом доме, май 2018 года.

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Он снова стал самым влиятельным человеком в США. Бывший советник президента Трампа по вопросам национальной безопасности, Джон Болтон, издаёт книгу воспоминаний. Где день за днём рассказывает о своей работе на должности «теневого министра обороны» с весны 2018 по осень 2019 года. О том, например, что хозяин Белого дома не знал, является ли Финляндия частью России и владеет ли Британия ядерным оружием...

Неудивительно, что ещё до выхода мемуаров в свет Белый дом попытался этому воспрепятствовать. Но Болтон вошёл в раж — и раздаёт журналистам интервью, продолжая срывать покровы. Приводим отрывки из его последней беседы с корреспонденткой телеканала ABC News Мартой Раддац.

О ДРУЖБЕ С МОСКВОЙ

Президент неоднократно заявлял, что хочет заключить с Россией крупную сделку по контролю над вооружениями. Но у нас никогда не было конкретных разговоров о том, что это может быть, каковы будут последствия, не было ответов вопросы, которые чрезвычайно сложны для любого.

О ПУТИНЕ

Президент снова и снова, казалось, думал, что хорошие личные отношения с Си Цзиньпином, Владимиром Путиным, Ким Чен Ыном, аятоллами, Эрдоганом были эквивалентны хорошим отношениям между США и соответствующими странами. (…) И во многих случаях Си, Путин и другие говорили ему нечто вроде: «Послушайте, вы преследуете интересы США, мы преследуем интересы наших государств». — И я не сомневался: они знают, что это такое — национальные интересы. А вот в Трампе я отнюдь не уверен.

Джон Болтон и Владимир Путин перед началом переговоров, октябрь 2018 г.

Джон Болтон и Владимир Путин перед началом переговоров, октябрь 2018 г.

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

О СТРАТЕГИЧЕСКОЙ ОШИБКЕ

Когда мы были в Сингапуре на первом саммите (c Ким Чен Ыном), то одним из вопросов, который Трамп поднимал снова и снова — это сколько журналистов будет присутствовать на его заключительной пресс-конференции. 400? 500?

Пришло 2000. Вот на чем он был сосредоточен! На том, что у него была такая невероятная возможность сфотографироваться — впервые американский президент встречается с лидером Северной Кореи. Вот чему он уделял всё внимание. Я думаю, это стратегическая ошибка. Сами США от этого ничего не получили. Тогда как Дональд Трамп получил очень много. Соединенные Штаты укрепили легитимность этого диктатора (Ким Чен Ына).

О ФОТОЛЮБВИ

Думаю, он (Трамп) был настолько зациклен на переизбрании, что долгосрочные соображения отошли на второй план. Поэтому, если он полагал, что сможет сфотографироваться с Ким Чен Ыном в демилитаризованной зоне в Корее, или встретиться с иранскими аятоллами в здании ООН, — то весь акцент был бы сделан на этих эффектных фото. А не на том, как провести переговоры, усилит ли это нашу позицию и что об этом подумают союзники США. Вероятно, иностранным лидерам стало ясно, что они имеют дело с президентом, который просто несерьезно относится ко многим вопросам.

О НАРЦИССИЗМЕ

Брифинги с секретными докладами разведслужб были 1-2 раза в неделю, и посещало их как-то слишком много людей, человек 8-10. Хотя такие брифинги должны проходить каждый день, чтобы президент был в курсе ситуации... И на этих встречах говорил в основном Трамп, а не разведчики (должно быть наоборот).

О НЕВЕЖЕСТВЕ

Были вопросы, к которым Трамп возвращался снова и снова — например, почему Корейский полуостров разделили на два государства в 1945 году, и нам приходилось ему всё время это объяснять.