Политика

Социолог Евгений Копатько: «Донбасс никогда не был нахлебником, не будет он им и в составе России»

В День России беседуем о роли Донбасса и его дальнейшей судьбе
Свой выбор дончане сделали еще в 2014 году.

Свой выбор дончане сделали еще в 2014 году.

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Улицы Донецка украшены российскими флагами, на баннере в центре города красуется уже чуть выцветшая надпись: «Наш выбор – Россия», в соцсетях дончане добавили на свои фото рамку «Россия в сердце». А на окраинах Горловки и Трудовских по-прежнему, уже седьмой год, идут обстрелы. Так что выбор дончан – это не просто красивые слова и перфоманс с триколором, свой выбор мы подтверждаем седьмой год кровью.

И все-таки, кто мы друг другу – Донбасс и Россия? Об этом мы решили поговорить с социологом Евгением Копатько.

Социолог Евгений Копатько. Фото: архив Евгения Копатько

Социолог Евгений Копатько. Фото: архив Евгения Копатько

- Евгений, есть ли изменения в настроениях россиян по отношению к Донбассу?

- Это будет неоднозначная оценка. Если вы думали, что я отвечу, будто в России есть единодушное мнение, понимание и знание ситуации, то увы. Скажу только, что обычным гражданам созвучна эта трагедия, они переживают о дончанах. Но есть и та часть общества, которая далека от этого. То же экспертное сообщество, политики, журналистская братия, и т.д. Кроме того, многие получают информацию из российских СМИ, где тема Донбасса не актуализируется. Я об этом не раз говорил и повторю. При этом я хотел бы заметить, что в целом тема Донбасса вызывает у людей в России большое сочувствие, сопереживание.

Над грозою торжествует радуга, а над смертью торжествует жизнь. Фото: Евгении Карпачевой

Над грозою торжествует радуга, а над смертью торжествует жизнь. Фото: Евгении Карпачевой

- Да, тут соглашусь. Хорошо знаю тех, кто все эти годы самоотверженно помогает Донбассу, приехал сюда добровольцем, собирает гуманитарные конвои без копейки из бюджета России, изыскивает возможность вывезти детей из обстреливаемых районов хотя бы на каникулы и даже в кризис не оставил помощь дончанам.

- Просто эта тема растянута во времени и пространстве. Ключевое – во времени. Когда проблема не решается на протяжении многих лет, то тут, по большому счету, вопрос не к людям и их суждениям, а вопрос к действиям, которые должны быть на донецком направлении. Нужна эффективная политика, которая должна реализовываться. Я не люблю понятия «простые люди», тогда возникает вопрос – а что есть сложные? Но есть чиновники. Это и решение вопросов с паспортами, пребывания дончан в России и многое, многое другое. На все эти действия со стороны России, очень чутко реагируют в Донбассе.

Донецк. Иверский монастырь в 2016 году. Фото: Евгении Карпачевой

Донецк. Иверский монастырь в 2016 году. Фото: Евгении Карпачевой

- Часто, как аргумент утешения, дончане слышат, мол, какая у вас там война? У вас и дороги вон хорошие, и электричество есть, даже кафе работают. Сравнивают нас с Африкой. Забывая о том, каким развитым и процветающим этот регион был до войны.

- Есть такое, я не назвал бы это заблуждением, это скорее оценочное суждение. Мне доводилось бывать и в дикой Африке, где, и правда, нет элементарного. Но разве можно сравнивать? В Донбассе до войны ведь была достаточно благополучная успешная жизнь. И этот мир сегодня разрушен для миллионов людей. Подчеркиваю, не для тысячи-другой, а именно для миллионов. Ведь самое страшное в таком затяжном конфликте, что наступает безверие у людей. И мне хочется подчеркнуть, что именно благодаря мужеству этих людей в Донбассе, майдан и война не пришли в Россию. У многих понимания этого нет. Нерешение задач Донбасса, затягивание разрешения проблем - только усугубляет ситуацию в экономике, социальной жизни и т.д. Вообще решение таких больших геополитических проблем – это залог спокойствия мира.

Жительница красной зоны. Для Украины она террористка.

Жительница красной зоны. Для Украины она террористка.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

А если говорить о каких-то сравнениях, то Донбасс никогда не был нахлебником. Такова психология людей, живущих там, они не иждивенцы по своей сути. Им нужен только мир и ясное понимание ближайших перспектив, остальное они сделают сами. Люди отблагодарят. Донецк никогда на дотации не будет, он всегда скажет свое «спасибо». Просто в Донбассе люди умеют быть благодарными. Также, как умеют воевать.

Донбасс всегда был самодостаточным регионом. Фото: Евгении Карпачевой

Донбасс всегда был самодостаточным регионом. Фото: Евгении Карпачевой

- Вы часто повторяете в своих интервью, что единственный путь для Донбасса – это путь его включения в состав Российской Федерации. Мы говорим обо всем Донбассе?

- Есть несколько точек зрения у политиков по этому вопросу. Большинство считает, что это должно быть вхождение в Россию. Еще часть полагает, что должна быть актуализация автономного статуса. Если мы придерживаемся Минска, то Донбасс – это часть Украины либо в составе расширенной автономии, либо области. Но происходит другая реальность. Рублевая зона, российские стандарты образования и медицины, получение российских паспортов жителями. То, что количество перерастет в качество, это однозначно. Это начали уже понимать и на Западе. Но тогда должна меняться и политика России относительно Донбасса. Кстати, Указ Путина, разрешающий получение гражданства РФ не только жителям Республик, но и в целом - Украины, способен помочь решить этот вопрос. Но это будет понятно, когда будет решена проблема отношений с украинской политической элитой, людьми, представляющими на Украине власть. Пока не будет четко и принципиально понятно, какие мы строим отношения между нашими странами, не будет и понимания – что дальше, какой наш следующий шаг.

Дончане по природе своей не иждивенцы и никогда ими не были. Фото: Евгении Карпачевой

Дончане по природе своей не иждивенцы и никогда ими не были. Фото: Евгении Карпачевой

- Часто приходится слышать от медийных персон о «готовности вернуть Донбасс на Украину». Как, например, это было в программе у Евгения Попова. В целом у дончан такие высказывания вызывают ярость.

- Да, объяснять это случайной оговоркой не хотелось бы и делать вид, что не расслышали - тоже. Нужно давать этому однозначную оценку. Потому что для людей, которые седьмой год живут в условиях войны, такие высказывания достаточно болезненны, каждый подобный месседж для них имеет значение. Они прекрасно понимают, что будет, если туда придет Украина. И это всякий раз подчеркивает сама Украина. А для России очень важно это понять, чем грозит провал на украинском направлении и затягивание неопределенности. И спасибо тем политикам, экспертам, кто двигает эти вопросы. Очень многое нужно было делать в Донбассе пораньше – и паспорта в том числе.

А это Коминтерново, которое Украина утюжит почти ежедневно.

А это Коминтерново, которое Украина утюжит почти ежедневно.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

- Сейчас опять поднимается вопрос об особом статусе Донбасса в составе Украины. Ваше отношение?

- Мое отношение к этому резко негативное. Пока не будет решен хотя бы один пункт Минских соглашений, говорить об этом не приходится. Минск был нужен, чтобы прекратить обстрелы. При этом на линии фронта, я не знаю, почему мы ее называем линией разграничения, продолжаются боевые действия. Это - первое. Сейчас представители Украины сразу хотят перейти к вопросу границы, не выполнив предыдущие условия. Но Минск должен выполняться последовательно. Это - второе. А значит украинская власть не хотела, не хочет и не будет выполнять Минские соглашения. Этот вопрос не решался Украиной шесть лет, не будет он решаться и на седьмой год, для этого украинской властью создаются всякие предпосылки. А страдает по-прежнему народ Донбасса. И здесь какие-то договоренности просто не уместны.

На Украине забыли, что у нас общие корни и одна история. Фото: Евгении Карпачевой

На Украине забыли, что у нас общие корни и одна история. Фото: Евгении Карпачевой

Также мы должны понимать, если согласно Минска, Россия – не сторона конфликта, а гарант выполнения соглашений, то любые обвинения в ее сторону должны быть пресечены. И тут должна быть принципиальная позиция МИДа. Даже за стол переговоров нельзя садиться при таких обвинениях. Мы не должны играть по чужим правилам.

Самое страшное - безверие людей. Фото: Евгении Карпачевой

Самое страшное - безверие людей. Фото: Евгении Карпачевой

- Сейчас интересы Донбасса на переговорах Трехсторонней группы представляют радикальные переселенцы, типа блогера Казанского и сторонника Порошенко - Гармаша. Что скажете?

- Блогеры и журналисты – это не политики, они могут занимать какую-то позицию, но это их личное дело. Даже обсуждать это не хочется. Это просто неуважение к формату переговоров. На Украине могут назначать кого угодно, но это только размытие проблемы. Пока не будет прямого диалога между Киевом и Донбассом, задачу не решить.

На праздновании Дня России в прошлом году. Фото: Евгении Карпачевой

На праздновании Дня России в прошлом году. Фото: Евгении Карпачевой

- В этом году День России в Республике – выходной. Так все же, кто мы друг другу?

- Мы родились в одной общей стране, которую много лет вместе строили, защищали, не считаясь ни с нацией, ни с точкой на карте, где мы проживали. А то, что случилось после 91 года, разделило нас на годы границами и конфликтами. Никогда на Украине, я имею ввиду до 2014 года, не считали русских национальным меньшинством, а браки между русскими и украинцами - межэтническими. Я устал повторять, что украинцы и русские – это самые близкие друг другу люди. У нас общее культурное, экономическое, политическое, историческое пространство, которое только в силу обстоятельств, находится по разные стороны границ в этом конфликте.

Читайте также

В Донецке на Набережной нанесли граффити «Донбасс – это Россия»

Размер изображения 20 на 7 метров (подробнее)