Общество

Залеченное детство: как живет сейчас девочка, которую влиятельные папа и мама 6 лет держали в больнице

И накажут ли кого-то за страдания ребенка
Врачи неоднократно пытались убедить мать девочки Татьяну (на фото справа) в том, что ее дочь Саша (слева) абсолютно здорова.

Врачи неоднократно пытались убедить мать девочки Татьяну (на фото справа) в том, что ее дочь Саша (слева) абсолютно здорова.

О том, что в Москве, в известном и престижном перинатальный центре «Мать и дитя» живет, натурально живет, ребёнок, всей стране стало известно еще в декабре 2019-го. Годом ранее больничную Маугли, ни разу не покидавшую клинику, обнаружили сотрудники фонда «Волонтеры в помощи детям-сиротам». Они сообщили о вопиющей ситуации во все инстанции, ответственные за благополучие детей — в органы опеки, в прокуратуру и СК, уполномоченной по правам детей. Но ничего не менялось, Саша так и оставалась в четырёх больничных стенах. Тогда Елена Альшанская, руководитель фонда, и решилась на огласку. Лишь после этого что-то стало двигаться с мертвой точки. Но понадобилось ещё долгих полгода, чтобы больничная узница оказалась на свободе. Но, возможно, это ещё не конец истории.

БОГАТАЯ РЕЛИГИОЗНАЯ СЕМЬЯ

Саша - не сирота. Даже более чем. У неё есть и мама с папой — Татьяна Максимова и Юрий Зинкин. Очень состоятельные, глубоко православные люди. Есть 3 старших брата (взрослому уже 17). Есть и бабушки с дедушками. Как же так получилось, что девочка оказалась не дома, а в больнице?

— Саша родилась недоношенной в марте 2014-го. И до лета лежала в клинике с мамой, ее выхаживали врачи, - рассказал «КП» сотрудник благотворительного фонда. — И ее выходили. В июле Татьяну с дочкой выписали домой.

Но дома Саша провела всего несколько дней. Максимова примчалась в клинику и сказала, что дочь задыхается, она боится, что ребёнок умрет и попросила положить их обратно. Однако, сама не легла, дома же ещё трое, за ними надо смотреть. Вместо себя оставила няню.

Шли годы, няни менялись, а обстановка вокруг Саши — нет. Небольшая палата, кровать, телевизор. В больничных коридорах девочка сделала первые шаги. В больнице же встречала свой первый день рождения и Новый год. Родители ее не забирали. Даже за территорией больницы Саша ни разу не была. Но счета из клиники ее отец всегда оплачивал в срок.

Саша родилась недоношенной в марте 2014 года. Фото: из архива семьи

Саша родилась недоношенной в марте 2014 года. Фото: из архива семьи

РОДИТЕЛИ ПРИГОТОВИЛИ ЕЙ МЕСТО НА КЛАДБИЩЕ

- Первые два года родители даже бабушек с дедушками не пускали к девочке. Они им говорили, что ребёнок тяжело болен. - Рассказала «Комсомолке» знакомая матери Юрия Зинкина. — Не понятно почему, но Татьяна была уверена, что Саша при смерти, что у неё не развиты внутренние органы и нет ствола головного мозга. Была очень убедительна, оперировала сложными медицинскими терминами. Родители были готовы к тому, что их дочь вот-вот умрет. Даже место на кладбище ей приготовили. В итоге бабушки и дедушки увидели внучку только когда той стукнуло уже 2 года. Конечно обалдели, потому что на вид ребёнок-то оказался совершенно здоровым. Но Максимова продолжала уверять, что Саша больна и ей лучше в больнице.

Врачи клиники «Мать и дитя» после рассказывали, что дедушка (со стороны мамы) часто навещал внучку. Он же, кстати, был единственным, кто пришёл к Сашеньке на 5-летие. Иногда бывали и отец с матерью Зинкина.

- Бабушки и дедушки не раз говорили, что готовы забрать внучку, - рассказывает руководитель фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская. - Но для этого им пришлось бы вступить в открытый конфликт со своими влиятельными и сильными детьми.

Pуководитель фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская. Фото: Михаил Почуев / ТАСС

Pуководитель фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская. Фото: Михаил Почуев / ТАСС

ВЛИЯТЕЛЬНЫЕ РОДИТЕЛИ - НЕВИДИМКИ

В чем влияние и сила родителей Саши не понятно. Но оно есть. Известно (из данных, озвученных на судебных заседаниях), что Максимова нигде не работает.

Чем занимается отец тайна. Есть сведения из открытых источников. Выпускник Финансовой академии при правительстве, в 90-е вместе с товарищами организовал ООО «Эко-Бюро». Сначала занимались турбизнесом, но потом, нашлось более прибыльное дело — перевод денег за границу. «Отмывание преступных средств», по версии следствия. На Зинкина и его сотоварищей завели уголовное дело по особо тяжкой статье УК РФ (210 ч.1) - «организация преступного сообщества». В 2005-м он получил 7 лет колонии. Сколько отсидел, неизвестно, в 2009-м (по данным базы «СПАРК») уже числился директором нового ООО.

В самом начале скандала заявление про семью Зинкина и Максимовой сделала уполномоченный по правам детей Анна Кузнецова. Она сказала, что семья обеспеченная, религиозная, многодетная и они по-своему беспокоиться о дочке. И действительно, Максимову с сыновьями часто видят на службе в двух московских храмах. Мало того, все 6 лет девочку в больнице навещал настоятель Храма Живоначальной Троицы Ростислав Ярема.

- Я не буду комментировать. Мне звонила и мама девочки, и ее адвокат Ольга Лукманова и сказали: никому ничего не рассказывать, - отвечает мне протоиерей.

- Вы близки с семьей? Дружите?

- Нет, мы не дружим. Извините, я не буду с вами разговаривать.

Старшие дети в школу не ходят - на домашнем обучении. Органы опеки уже в процессе суда по ограничению прав, не раз пытались попасть в дом к Максимовой и проверить условия жизни детей. Но им этого сделать так и не удалось. То никого нет, то больные и не могут принять.

Ни разу ни Зинкин ни Максимова не появились и в суде. Вместо них были три бойких и дерзких адвоката, которые бились за их родительские права до последнего.

Но кое-что о том, что за личности родителей Саши удалось узнать из показаний юристов клиники.

— Мы звонили Юрию Юрьевичу, чтобы поговорить о Саше, — рассказал глава юротдела Перинатального центра на суде по ограничению родительских прав. — Он сказал, что у ребёнка есть мать. «А опекой меня не пугайте. У меня и сыновья в школу не ходят, потому что там одни наркотики». А когда позвонили Максимовой, она в хамской манере заявила, что вообще-то не просили реанимировать дочь. И проблемы теперь у тех, кто ее выходил.

Мать девочки Татьяна Максимова (на фото) нигде не работает.

Мать девочки Татьяна Максимова (на фото) нигде не работает.

ЗАЛЕЧЕННОЕ ДЕТСТВО

Лечили Сашу все это время или нет - врачебная тайна. Недоношенные дети действительно первые несколько месяцев нуждаются в круглосуточной медпомощи. И потом надо наблюдать - все ли у них в порядке. Но уже на дому. Но не в стационаре же. Известно одно — с 2014-го по 2019-й администрация клиники не предпринимала никаких юридических действий, чтобы Сашу отправить домой. Не заявляли о ней и в компетентные органы.

Уже в декабре 2019-го, когда в СМИ вспыхнул скандал, на сайте центра «Мать и дитя» появилось такое официальное сообщение:

«Действительно после рождения по медицинским показаниям ребенку оказывался комплекс реанимационных, диагностических, лечебных и реабилитационных процедур, требующих длительного пребывания в стационаре... В настоящее время здоровью ребенка ничего не угрожает. Несмотря на неоднократные обращения к родителям с просьбами забрать ребенка … родители категорически настаивали на продолжении стационарного наблюдения, как они утверждали, в интересах ребенка. В январе 2019 года ... руководство Перинатального медцентра обратилось в органы опеки с просьбой разрешить ситуацию в установленном порядке».

У СЕМИ НЯНЕК ДИТЯ В БОЛЬНИЦЕ

Действительно, после того как волонтёры стали бить во все колокола, компетентные органы занялись делом девочки. Состоялся консилиум независимых врачей (и медосвидетельствование в рамках доследственной проверки СК). Врачи единодушно заявляли — ребёнок здоров, и находиться в больнице ему нет никакого смысла. У Саши даже инвалидности никакой нет.

Было несколько заседаний органов опеки, уполномоченный по правам детей Москвы проводил совещание по судьбе Саши. Клиника «Мать и дитя» в одностороннем порядке расторгла с Зинкиным и Максимовой договор. Мало того, они обратились в Гагаринский суд Москвы, потребовав обязать родителей забрать Сашу. И суд постановил девочку немедленно передать в семью.

Постановление суда передали приставам, которые каким-то образом должны были заставить Максимову и Зинкина забрать дочь. И приставы пытались, ходили по всем возможным адресам. Ни разу ни папу, ни маму дома не застали.

Все это абсолютно непонятно и не укладывается в голове. У нас в стране детей от любящих родителей отбирают за прогнившую крышу или пустой холодильник без суда и следствия. А тут сами мама и папа фактически бросили ребёнка, не навещают, воспитывать не хотят. Ну да, счета-то оплачивают, значит заботятся. Так аргументировали отказ начинать процесс лишения прав органы опеки.

— В обычной больнице, если ребенка не забирают родители, что происходит? Вызывается полиция, они приезжают с инспектором по делам несовершеннолетних, забирают ребенка как оставшегося без попечения родителей, - говорит адвокат Мари Давтян. - Потом иск о лишении родительских прав. Все.

Но здесь ничего этого не происходило даже близко. На всех комиссиях и совещаниях, а их в течении года было несколько, Максимова продолжала кричать, что дочь глубоко больна. Уверяла, что клиника не указала все недуги Саши. Что независимый консилиум врачей тоже не прав. Требовала провести ещё обследование и ещё. Требовала написать ей, что ребёнок дома не умрет. А раз таких бумаг нет, значит забирать нельзя. Будто девочка - это какой-то прибор, на который нужны гарантии.

Вот что рассказал «КП» непосредственный очевидец событий генерал-майор юстиции, экс-помощник главы СК Игорь Комиссаров (с сентября он ушел в отставку, но тогда еще был на посту).

- О том, что этот ребёнок 5 лет в клинике, я узнал в начале года от волонтеров. И сразу информировал соответствующие подразделения СК. Изучив ситуацию, они возбудили дела по двум статьям УК (127 УК РФ — «Незаконное лишение свободы», статья 156 УК РФ — «Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего» - ред.). Но прокуратура отменила возбуждение уголовного дела (оно было заведено на неопределенных лиц, и под преследование в итоге могли попасть не только родители Саши, — ред.). Никаких прав влиять на ситуацию дальше СК не имел. То есть запрашивать меддокументы у клиники, допрашивать родных, близких, знакомых. Ничего. Потому до сих пор и не с кого спрашивать - почему здоровая девочка провела в больнице столько лет.

Ни одного уголовного дела не заведено до сих пор. Так же нет информации о троих сыновьях в семье Зинкина и Максимовой. Что там с мальчиками - не понятно. Никаких проверок не проводилось и не планируется.

ЯРОСТНО СУДИЛИСЬ, НО К ДОЧЕРИ НЕ ПРИЕХАЛИ

После шумихи в СМИ опека все-таки подала в суд на ограничение (нет, не лишение) Зинкина и Максимовой родительских прав. В феврале 2020-го Пресненский суд Москвы решение принял — ребенка передать на воспитание госорганами.

И лишь в мае стало известно: Саша уже не в клинике.

— Я от вас первый раз слышу, что девочку увезли из больницы, - заявила «КП» адвокат Татьяны Максимовой Ольга Лукманова. - Нам говорили, что пока не кончится карантин, документы оформлять не будут. Значит, это все-таки сделали? Подвергли девочку опасности заражения коронавирусом?

Адвокат Татьяны Максимовой Ольга Лукманова.

Адвокат Татьяны Максимовой Ольга Лукманова.

Фото: Личная страничка героя публикации в соцсети

По словам адвоката, семья сейчас оспаривает в суде акт об оставлении ребенка в больнице, который подавала на родителей клиника.

- Заседание суда из-за коронавируса уже несколько раз переносились, - сообщила Лукманова.

Получается, Зинкина и Максимов, усердно доказывают теперь перед служителями Фемиды, что любят дочь, хотят и могут о ней заботиться. Но к самой девочке с лета 2019-го не съездили. Да и о том, что ребёнок уже передан в замещающую семью узнали из СМИ.

Тем не менее, от своих прав на Сашу они точно отказываться не собираются. И будут биться до конца.

У САШИ БУДЕТ ВСЕ В ПОРЯДКЕ

- Да, эта новость (что Саша в приёмной семье, - ред.) правда, — рассказала журналистам волонтер Елена Альшанская. — Девочка, которая шесть лет (шесть лет!) прожила в больничной палате, и правда наконец на свободе. Нет, я не расскажу вам про приемную семью. Нет, я не знаю, где они живут и если бы знала не сказала бы. Потому что сильно сомневаюсь в их безопасности.

И да, несмотря на постоянных нянь и якобы шикарные условия в больнице, у девочки Саши, как говорят специалисты, конечно же есть психологические последствия одиночества - весь букет, от самоукачивания перед сном до самого классического неизбирательного дружелюбия к любым посторонним взрослым.

У нее будет все в порядке, хотя это требует больших сил и времени. И, надеюсь у людей, забравших ее, все получится. Я очень благодарна им за риск, который они на себя взяли.

Ограничения прав родных родителей - это только на полгода, и дальше уже будет решаться, вернется ли девочка к ним или останется в приемной семье.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Родители-миллионеры здоровой девочки, живущей 5 лет в больнице, уже приготовили ей место на кладбище

«Комсомолка» попыталась выяснить, какие силы стоят за историей маленькой Саши, ставшей узницей больничной палаты в элитной клинике [эксклюзив kp.ru]