Анна Попова, главный санитарный врач России, - о борьбе с пандемией: Мы выиграли время. Теперь важно удержать результат

Руководитель Роспотребнадзора ответила на вопросы обозревателя «Комсомольской правды» Александра Гамова
Руководитель Роспотребнадзора - Главный санитарный врач Российской Федерации Анна Попова.

Руководитель Роспотребнадзора - Главный санитарный врач Российской Федерации Анна Попова.

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

«Спасибо всем, кто нас услышал и понял»

- Анна Юрьевна, хотел прежде всего доложить, что все ваши советы, все рекомендации мужественно выполняю. Перчатки, самоизоляция, удаленка...

- Спасибо большое, что вы это понимаете. Спасибо всем, кто нас понял. На самом деле это очень важно.

- Как можно оценить эффект принятых ограничений? Некоторые рассуждают так: может, вообще они не были нужны?

- Безусловно, это было не зря. Настолько не зря, что мы аккуратно, постепенно прекращаем режим ограничений.

У нас первые инфицированные стали появляться в начале марта, тогда темпы прироста заражений были очень медленными. А готовиться к эпидемии мы стали заранее и фактически выиграли время, когда число заболевших - с января по середину марта - увеличивалось еще незначительно.

Вспомним начало года - Россия фактически оказалась между тремя очагами заболевания на наших границах: Китай, Иран и Европа. Было принято решение о своевременном закрытии границ. Ситуация была воспринята со всей серьезностью. Сразу была развернута подготовка, чтобы встретить эпидемию во всеоружии. Россия одна из немногих стран, где действовали на опережение. Мы не метались. Президент сразу определил приоритет - сохранение жизней людей.

Два с половиной месяца - это достаточное время для подготовки к борьбе с инфекцией, и мы в отличие от ряда других стран потратили его не зря. Практически везде это сработало, поэтому в России так много спасенных жизней.

И ограничения, которые были введены: режим самоизоляции, нерабочих дней, - все это дало возможность нашей медицине не захлебнуться от вала госпитализаций, растянуть по времени массовое поступление больных.

Благодаря всем заранее предпринятым усилиям нашим врачам не приходится сегодня стоять перед ужасным моральным выбором - кого из пациентов класть под ИВЛ, а кого оставить без необходимой помощи, как это было в Италии.

В поле зрения - вся Россия

- Что позволило нашей системе здравоохранения мобилизоваться в столь короткий срок?

- Во-первых, конечно же, очень высокий уровень управленческих решений. Грамотно работают правительство, оперативный штаб. Практически прямое управление всей ситуацией взял на себя Президент Российской Федерации. Это видят все, потому что принятие многих решений фактически происходит в прямом эфире.

При этом особенно важно, что регионам дана возможность самостоятельного оперативно принимать решения. Не стоит забывать, что Россия - самая большая страна мира, которую одним аршином не измерить. Бессмысленно и вредно вводить одни и те же жесткие ограничения для жителей Москвы и Дальнего Востока или Сибири, где совсем разные эпидемиологическая обстановка и уровень опасности. Поэтому решение предоставить полномочия губернаторам, но при жестком контроле, было абсолютно правильным. И у них есть для этого логичные и понятные критерии, с которыми можно сверяться, - темпы роста болезни, наличие коечного фонда, количество проводимых тестов.

Более того, благодаря четко выстроенной стратегии мы сейчас можем более уверенно прогнозировать развитие эпидемии. Ведь когда в конце апреля президент поручил правительству к 5 мая подготовить рекомендации по поэтапной отмене ограничений, а регионам к 11 мая составить собственные планы, статистические показатели казались очень далекими от оптимистичных. Но прогнозы оправдались, распространение эпидемии идет на спад. Новых случаев заражения уже меньше, чем людей, выписывающихся после полного выздоровления.

Мы сейчас очень аккуратно говорим о том, что находимся в позитивной точке. И понимаем, что нам удалось сохранить многие и многие жизни. И это главное.

Руководитель Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека Анна Попова.

Руководитель Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека Анна Попова.

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

К большому сожалению, есть и потерянные жизни. Мы искренне соболезнуем тем, кто лишился родных и близких людей.

Но можем быть удовлетворены, что нам удалось сохранить летальность на достаточно низком по сравнению с другими странами уровне. Смертность все-таки главный критерий того, насколько эффективно все мы противостоим вирусу. По отношению к общему числу заболевших потери в России пока в районе 1 процента. Хотя важно помнить, что пик смертности наступает на несколько недель позднее пика заболеваемости, поскольку накапливаются тяжелые случаи. Поэтому, к сожалению, к концу мая показатель смертности еще может несколько вырасти.

- А как в других странах?

- В целом в мире этот показатель составляет от 6 до 14 процентов.

«Мы ничего не скрываем от наших граждан»

- Вы упомянули о том, что наш президент лично, буквально в прямом эфире, проводит ежедневные совещания по вопросам борьбы с эпидемией. А правильно ли, что в эти дни ему самому лично приходится буквально разжевывать все решения, комментировать статистику, пропагандировать правила поведения?

- На мой взгляд, совершенно правильно. В такой ситуации необходимо действовать с полной открытостью. Это знак абсолютного доверия и уважения к нашим гражданам. Люди обеспокоены и имеют право знать реальную обстановку в стране, все цифры и показатели, логику принятия тех или иных решений. Важно оценивать положение не по слухам и сомнительным источникам, которые могут искажать картину или неверно трактовать какие-то положения, а, что называется, из первых рук, точную и достоверную. Мне кажется, это очень важно.

Мировой опыт и практика показывают, что желание спрятать инфекционную болезнь, замалчивать опасные тенденции заканчивается только взрывным ростом заболевших и большими потерями как для отдельных людей, так и для государства. Вспомните печальные последствия, например, гриппа - знаменитой «испанки», в начале прошлого века унесшей миллионы жизней. Или реинкарнация вроде бы окончательно побежденной кори - из-за развернутой малограмотными «знатоками» кампании против прививок.

И сегодня мы еще раз убеждаемся на примере других стран, что нерешительность властей и отсутствие четкого плана действий по отношению к коронавирусу, например, в Италии, Испании, Соединенных Штатах Америки привели к драматическому результату: гибели людеи из-за того, что медицина не справилась с резким притоком больных.

- Ну я бы все-таки не снимал ответственности и с граждан, которые не очень любят подчиняться каким-либо правилам и скептически настроены к любым рекомендациям.

- Я думаю, что мы должны поблагодарить друг друга за терпение, мужество, которые практически все проявили, проходя это испытание самоизоляцией.

- Тем не менее уже ведь начали делать некоторые послабления в строгом режиме изоляции. Даже в столице, где самое большое число инфицированных и режим ограничений продлен до конца мая, целому ряду отраслей разрешили возобновить работу.

- Теперь перечень функционирующих предприятий начинаем потихоньку расширять, медленно и постепенно возвращаться к нормальной жизни. Но давайте не будем спешить, забегать вперед, будем идти маленькими шагами. Сейчас надо быть очень аккуратными и осторожными, чтобы тот успех, которого мы в результате общих усилий, общих страданий сегодня достигли, удержать. Торопиться надо медленно.

«Коэффициент заражений упал ниже единицы»

- Мы все время куда-то спешили, а вы охлаждали наши порывы. А что теперь?

- А теперь появились тенденции, позволяющие в ближайшее время ожидать позитивных изменений.

Анна Попова и журналист "Комсомольской правды" Александр Гамов во время интервью.

Анна Попова и журналист "Комсомольской правды" Александр Гамов во время интервью.

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

- Что это за тенденции? По каким признакам вы их определяете?

- Первый, самый важный - коэффициент распространения инфекции. Он показывает, сколько людей заражает один инфицированный человек до момента его изоляции. Этот коэффициент на пике эпидемии для коронавируса может составлять и 4, 5, и 7 (по разным странам).

Мы говорим, что можем ослаблять режим ограничений, когда этот коэффициент становится меньше единицы. То есть когда один заболевший не заражает даже одного человека.

- Мы достигли этого?

- Страна достигла даже чуть большего результата - примерно 0,9. А в ряде регионов этот показатель достигает и 0,6, и даже 0,3.

Коэффициент вычисляется по показателям 8 предыдущих дней.

- Почему берутся цифры за 8 дней?

- Половина инкубации плюс один день. Такие правила.

- Анна Юрьевна, а вот объясните, зачем нужно делать такое большое число тестов? Это ведь огромные деньги тратятся. Может, достаточно было бы ограничиться явно выраженными случаями заболевания?

- Охват тестирования очень важен. Так мы определяем тех, кому требуется помощь, либо если вирус никак себя не проявляет, кому следует изолироваться, чтобы не заражать других. Поэтому, если у нас мало анализов, мы, может быть, не всех видим. И тогда у нас показатель распространенности будет некорректным. Кроме того, количество бессимптомного течения болезни влияет на выработку коллективного иммунитета, который является одним из основных условий прекращения эпидемии.

Эти два показателя - число тестов и число выявленных носителей вируса - должны обеспечивать достоверность картины.

- А у нас какой охват тестирования?

- В целом по стране провели почти 9 миллионов тестов. Каждый день берется порядка 240 тысяч проб.

Более точный показатель уровня тестирования - количество проб на 100 тысяч человек. Он должен быть не ниже 70 исследований в сутки. Это обязательное условие, чтобы сказать: мы переходим на второй этап.

- Мы достигли его?

- По многим субъектам - да. А по ряду - даже превысили. Если говорить в целом по стране, то в среднем этот показатель сегодня составляет 123,5 теста на 100 тысяч человек в сутки.

- Практически каждый день в новостях сообщают о новых больницах, о перепрофилировании медучреждений на обслуживание инфекционных больных. Везде только и слышишь: койки, койки. Зачем столько коек?

- Мы должны быть уверены, что система здравоохранения справится, даже если по каким-то причинам случится рецидив - из-за послаблений, понятых неправильно, из-за недисциплинированности тех, кто устал от ограничений, - все нештатные ситуации предусмотреть невозможно. Что бы ни произошло, каждому должно быть доступно лечение. А процесс этот очень длительный. И вновь заболевший не может ждать, когда выпишут выздоровевшего и освободится для него место в больнице!

Поэтому мы можем позволить себе несколько отпустить ситуацию, лишь имея большой резерв госпитальных мест.

- Вот волнуюсь: хватит ли этого резерва? Насколько он велик?

- У нас около 40% от общего количества коек свободны. Это резерв, который сегодня есть, если вдруг что-то станет хуже.

Не переживайте: мы научимся заботиться друг о друге, оберегать друг друга в условиях этой инфекции, соблюдая несложные правила, и все будет хорошо.

- Будем надеяться, что за лето Россия доберется до окончательной победы.

- Если мы все будем делать правильно, то уже в начале лета можем рассчитывать на успех. Но для этого нужно приложить определенные усилия. Прежде всего очень внимательно относиться к тем рекомендациям, которые сегодня звучат отовсюду, которые, я абсолютно уверена, знает каждый. И главное - их выполнять. Будем стараться!

Спасибо вам.

Желаю всем здоровья.

КСТАТИ

Когда появится лекарство от этого вируса?

- Анна Юрьевна, прошла информация, что есть уже лекарство от коронавируса. Что к осени его испытают. И начнут лечить людей?

- Знаете, к счастью, человечество имеет такой высокий уровень развития (технического, научного), что у нас практически все вновь появляющиеся инфекции получают какое-то лекарство, которое для них специфично и которое может вылечить. Или лекарство как химический препарат, или вакцина как препарат иммунобиологический. Но на все, конечно, нужно время.

Я напомню, что мы, как человечество, как популяция, знакомы с данным видом коронавируса всего четыре с небольшим месяца. Для любой инфекции это очень мало. Но мы уже сегодня умеем защититься, мы уже сегодня знаем, какие меры предпринять, чтобы не заболеть, не заразить никого.

И конечно, нужно еще немного времени, чтобы появилось лекарство именно от этой болезни, от этого вируса, так называемое специфическое, и конечно, чтобы появилась вакцина. Мы все очень этого ждем, и я абсолютно уверена, что это произойдет достаточно скоро.

ВАЖНО

Как будут сниматься ограничения

ПЕРВЫЙ ЭТАП

Начинают работать предприятия (по очереди, каждый субъект определяет, каждый губернатор решает, это его право), сфера услуг и магазины, торгующие непродовольственными товарами, но при ограничении площади - сначала небольшие. если площадь торгового зала до 400 квадратных метров и магазин расположен не в торговом центре, то есть имеет отдельный вход снаружи, с улицы.

На этом этапе можно заниматься физкультурой и спортом на свежем воздухе. Но при условии, что на небольшой площадке находятся не более двух человек и между ними расстояние не меньше 5 метров. Это социальная дистанция.

На прогулку по улице могут выйти члены семьи, если они от других людей находятся на расстоянии социального дистанцирования. Например, родители с детьми или семейные пары. И пока без посещения мест массового пребывания.

ВТОРОЙ ЭТАП

Продолжают открываться предприятия сферы услуг и начинают работать магазины, которые торгуют непродовольственными товарами, но уже большей площади - до 800 квадратных метров. А также появляются другие формы торговли - уличные и так далее. Начинают функционировать отдельные образовательные организации. Потому что это тоже важно - взрослые, дети должны иметь возможность учиться.

ТРЕТИЙ ЭТАП

Открываются все предприятия торговли и сферы услуг, уже без ограничения количества людей, которых они одновременно обслуживают, без ограничения площади торгового зала. Плюс предприятия общественного питания, но с определенными условиями. Здесь должно быть такое расстояние между столиками, чтобы люди не могли контактировать друг с другом. Могут быть установлены перегородки между столиками, чтобы также не было возможности одному человеку заразить другого.

Открываются все образовательные учреждения, гостиницы, парки, скверы и так далее. Но все это происходит при условии социального дистанцирования.

И еще... Чтобы не заболеть - помните: вирус передается от человека к человеку. Одно из условий выхода из режима ограничений - усиление дезинфекции, причем везде.

- Не забывайте мыть руки и лицо. Вирус живет на поверхностях. Поэтому все поверхности должны быть чистыми.

- Защита органов дыхания обязательна, для этого необходимо носить маски. Это обязательное условие для всех работающих. На рабочем месте придется находиться в масках, если, конечно, у вас не отдельный кабинет.

- Обязательное соблюдение дистанционного режима. И плюс - перчатки, чтобы вирусы не попадали в организм через испачканные руки.

И, конечно же, социальная дистанция. Мы с этим будем жить еще определенное количество времени. Не нужно приближаться друг к другу меньше чем на полтора метра.

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ