Коронавирус Covid-19

Дневник медсестры «Коммунарки»: «Ад - не закрытые маникюрные салоны. Это реанимация, где задыхаются молодые красивые люди»

Сотрудница 40-й горбольницы рассказывает про борьбу со смертельной болезнью, в которую почему-то до сих пор не все верят
Сотрудница 40-й горбольницы рассказала что происходит в её стенах

Сотрудница 40-й горбольницы рассказала что происходит в её стенах

Фото: REUTERS

Неделю назад «Комсомолка» публиковала интервью с медсестрой московской горбольницы 40 — знаменитой уже на всю страну «Коммунарки», где лечат от коронавируса. С тех пор мы поддерживаем с ней связь. Просто чтобы узнать, как дела. А дела не очень... Светлана разрешила опубликовать часть этих писем.

«ВОЗЬМИ СЕБЯ В РУКИ, ДОЧЬ САМУРАЯ»

Вообще я живу в центре. Там и родилась. И жила иной жизнью совсем. Так было раньше. Тогда. До всего.

И для меня «Коммунарка» - это очень далеко - станция метро с красивым ботаническим названием «Ольховская», где ни домов, ни людей, одна только сплошная инфекционная больница. Огромное здание из стекла и бетона. Современное такое, открытое срочно под этот чертов вирус.

Оно строилось как обычный стационар, но вот вышло иначе. Никто не ожидал, ведь это жизнь.

Больница, ограждённая от мира словом «зона заражения»: несколько прозрачных и очень современных кубов, таких зданий стеклянных похожих на офисы, только заполнены они не клерками, а медиками. Людьми, что готовы реально жизнь отдать этой поганой пандемии, выкашивающей тысячи живых, прежде здоровых людей. Болезни, в которую почему-то верят сегодня не все...

несколько прозрачных и очень современных кубов, таких зданий стеклянных похожих на офисы, только заполнены они не клерками, а медиками

несколько прозрачных и очень современных кубов, таких зданий стеклянных похожих на офисы, только заполнены они не клерками, а медиками

Фото: Иван МАКЕЕВ

Что значит войти в «зону заражения»?

Оно значит сначала подняться и зайти в «зону облачения», где надо напялить на сутки сразу две пары резиновых перчаток, комбинезон, в котором задохнуться можно, очки, что врезаются и создают просто пролежни на лице, и респиратор, бахилы... Весь этот костюм, в котором надо прожить 24 часа, а то и больше, если тебя вовремя не заменят...

Хорошая есть «духоподъемная» песня: «возьми себя в руки, дочь самурая»... но к семи утра уже не очень помогает...

УХОДИТ ГЕНОФОНД, ЗДОРОВЕННЫЕ МУЖИКИ

А за окном несутся «скорые»...

Я думала он какой-то «блатной». Его привезла невероятная толпа народу - огромного красивого мужика. Молодого. Ну 45 лет - это же принц ещё. По нашим понятиям. Думала какой-то чиновник, а оказалось просто доктор со «скорой». И просто хороший человек... Огроменный... Высоченный. Ушёл за сутки, блин... А как боролись...

Везут, везут и везут. Молодых тоже.

Мальчика совсем привезли - фельдшер со «скорой». Такой, наверно, красивый был... На ИВЛ (аппарат искусственной вентиляции легких, - ред.) ткнули. А температура такая, что жесть. И не снижается ничем. Никакими препаратами вообще. От слова совсем!

Везут, везут и везут. Молодых тоже

Везут, везут и везут. Молодых тоже

Фото: Иван МАКЕЕВ

И так уходят совсем, казалось бы здоровенные. Уходит генофонд, нормальные мужики... уходят.

А мы, сняв после маски, идём курить на крышу. Там ближе к звёздам...

КТО СЧИТАЕТ ЭТО ВЫМЫСЛОМ - САМОУДАЛИТЕСЬ

Что такое ад, к которому мы так и не привыкли? Это не закрытые магазины и маникюрные салоны, хотя их посетить тоже хочется.

Ад - это отделения реанимации, где задыхаются молодые люди. Врачи. Или фельдшеры со «скорой» с красивыми телами и татухами. Или с маникюром. Молодые такие люди.

А те, кто считает это все вымыслом, самоудалитесь плиз!

Больница строилась как обычный стационар, но вот вышло иначе

Больница строилась как обычный стационар, но вот вышло иначе

Фото: Иван МАКЕЕВ

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«За суточную смену я прохожу 24 километра»: История медсестры из «Коммунарки»

Вышедшая с суточной смены сотрудница 40-й горбольницы рассказала kp.ru - какой ад на самом деле стоит за призывом врачей: "Мы работаем для вас, а вы для нас останьтесь дома" (подробности)