Звезды

Настоящего автора "Конька-Горбунка" найдут с помощью перископа и дырки в полу

К 205-летию Петра Ершова исследователи приготовили весомое доказательство того, что знаменитую сказку написал Пушкин
Главная книга Казаровецкого - белый томик в мягком переплете. "Александр Пушкин "Конек-Горбунок"

Главная книга Казаровецкого - белый томик в мягком переплете. "Александр Пушкин "Конек-Горбунок"

Фото: Евгения КОРОБКОВА

"За горами, за лесами, За широкими морями, Против неба, на земле Жил старик в одном селе..." Эти строки из "Конька-Горбунка" знакомы каждому с детства. 6 марта исполняется 205 лет автору сказки, Петру Ершову. Его судьба удивительна и загадочна: засветившись на литературном небосклоне восемнадцатилетним мальчиком, он больше не смог создать ничего подобного.

Специалисты шутят, что вопрос, "а был ли Ершов автором "Горбунка"" когда-нибудь обязательно должен был возникнуть. Удивительно, что так поздно: всего четверть века назад. Именно столько времени любительская пушкинистика бьется с профессиональной. Первые доказывают, что "хитрый Ерш" не писал "Конька-горбунка" и за него это сделал Пушкин. Вторые - изо всех сил защищают честь сибирского автора.

Каждый месяц на протяжении вот уже десяти лет писатель Владимир Казаровецкий продает книги в магазине Библио-глобус. Главная книга Казаровецкого - белый томик в мягком переплете. "Александр Пушкин "Конек-Горбунок", - значится на обложке. Красным перечеркнуто имя "Петр Ершов". Книга - бестселлер. За десять лет продано около десяти тысяч экземпляров. - Я живу под аккомпанемент ненависти. Меня ненавидят и пушкиноведы, и ершоведы, - признается автор.

Ленивый студент и гениальная курсовая

История завертелась в 1834 году, когда профессор Петербургского университета Плетнев, прибежав на очередное занятие по русской словесности вместо запланированной лекции вдруг прочел третьекурсникам первую часть сказки "Конек-Горбунок", только что опубликованную в журнале «Библиотека для чтения». Закончив читать, профессор, ко всеобщему изумлению, называл автором присутствующего на занятии студента Петра Ершова.

Слушатели были поражены. О выдающемся стихотворном таланте своего однокашника они даже не догадывались. Ершов был тихим, неблестящим и немного ленивым студентом. Предположить, что его растаращило на такую гениальную курсовую - было невозможно.

Читатели же приняли сказку восторженно.

- Ее успех можно было сравнить разве что с успехом молодого Пушкина, - говорит литературовед Николай Перцов. - Молодой студент Ершов тут же стал вхож в высокие литературные круги, слава обрушилась на него.

Прижизненный портрет Петра Ершова работы художника Николая Маджи.

Прижизненный портрет Петра Ершова работы художника Николая Маджи.

Конечно, то, что "Конек Горбунок" местами весьма напоминает пушкинскую "Сказку о царе Салтане", нельзя было не заметить. Тот же четырехстопный хорей, тот же остров Буян, Царь-Девица, царь Салтан. Да и рефрены те же. Как там было у Пушкина:

"Пушки с пристани палят,

Кораблю пристать велят".

А у Ершова -

"Пушки с крепости палят;

В трубы кованы трубят".

Но если у кого-то и возникала мысль, что автор - немного не Ершов, то особых доказательств тому не было. Во-первых, "Сказка о царе Салтане" была написана Пушкиным ранее и студент мог написать свое под влиянием. Во-вторых, сам же Пушкин и отредактировал "Горбунка". Александр Сергеевич не только встретил «Конька-горбунка» с живым одобрением, но и подверг его «тщательному пересмотру», а также написал первые четыре стиха к нему:

За горами, за лесами,

За широкими морями,

Против неба, на земле

Жил старик в одном селе...

Курсовую за Ершова написал Пушкин?

Версия пушкинского авторства сказки "Конек-Горбунок" впервые была озвучена пушкинистом Александром Лацисом. В 1996 году он опубликовал статью "Верните лошадь!", где привел интересные доказательства.

- Я полагаю, дело обстояло так, - рассказывал Лацис. - В те далекие времена не было печатных машинок. Поэтому нужны были люди с каллиграфическим почерком...

Таким "живым принтером" и стал для Пушкина петербургский студент, остро нуждавшийся в деньгах после смерти отца. А уже вскоре после знакомства с "нашим всем" появилась та самая звездная "курсовая работа".

"Предполагаю, что Пушкин написал "Горбунка" и сам же попросил Ершова об услуге назваться сочинителем рукописи", - заключал пушкинист.

То, что Ершов мог работать переписчиком у Пушкина, - всего лишь предположение. Но исследователь привел более весомые факты в пользу мистификации.

Во-первых, Пушкин хранил первое издание "Горбунка" на одной полке со своими литературными мистификациями и произведениями, написанными под псевдонимом.

Во-вторых, Ершов никогда не говорил про сказку "моя", никому не дарил, не посвящал не подписывал книгу.

В-третьих, когда Ершов попытался дописать и переделать "Горбунка" - получилась ерунда.

В-четвертых, Ершов зачем-то уничтожил свой дневник, а заодно и черновики сказки с правками Пушкина, хотя за них можно было, по меньшей мере, выручить большие деньги.

В-пятых, до конца жизни не написал ничего, что хоть как-то приблизилось бы к знаменитому "Коньку"...

Каждый месяц на протяжении вот уже десяти лет писатель Владимир Казаровецкий продает книги в магазине Библио-глобус

Каждый месяц на протяжении вот уже десяти лет писатель Владимир Казаровецкий продает книги в магазине Библио-глобус

Фото: Евгения КОРОБКОВА

Один из самых остроумных козырей в пользу Пушкина - это найденный Лацисом "лошадиный портрет" Александра Сергеевича: небольшой рисунок, где поэт изобразил себя между двух коней и неподалеку от "взнузданной кобылицы". Несмотря на то, что рисунок был найден в черновиках стихотворения "Андрей Шенье", написанного аж за десять лет до истории с "Горбунком", исследователь сделал вывод, что таким образом поэт оставил подсказку потомкам:

"Пушкин нарисовал себя в виде "Конька-горбунка!" А чтобы мистификация не была сразу разгадана, спрятал рисунок подальше".

На этой картинке, - утверждают пушкинисты, - поэт изобразил иллюстрацию к «Коньку-Горбунку». Справа - взнузданная кобылица, слева - три коня, которых она подарила Ивану. Конь посередине удивительно напоминает самого Пушкина. Фото : Пушкинский Дом

На этой картинке, - утверждают пушкинисты, - поэт изобразил иллюстрацию к «Коньку-Горбунку». Справа - взнузданная кобылица, слева - три коня, которых она подарила Ивану. Конь посередине удивительно напоминает самого Пушкина. Фото : Пушкинский Дом

Казалось бы, зачем Пушкину нужно было отдавать прекрасную сказку неопытному студенту? По мнению Лациса, тут все более чем понятно. Александр Сергеевич хитрым способом хотел опубликовать сказку, минуя цензуру. Ведь в "Коньке-Горбунке" он зашифровал, ни много ни мало, историю флирта Натальи Николаевны с царем: самодержец в "Горбунке" изображен семидесятилетним педофилом, флиртующим с пятнадцатилетней девицей. Вряд ли Николай был бы в восторге от такого прозрачного намека.

К слову, ровно тот же сюжет спустя недолгое время Пушкин повторил в "Сказке о Золотом петушке", где царь-старикан пытался взять в жены плененную заморскую красавицу.

Совпадение?

- Конечно нет! - заключили сторонники теории мистификации.

"Ершов будет разбит, победа будет за нами"

Вскоре после публикации сенсационной статьи Лацис умер, но дело его не умерло. Исследователя поддержали некоторые филологи и энтузиасты в числе которых Владимир Казаровецкий, "отважный эссеист", как называют его в прессе, и настоящая заноза в заднице академических ученых.

Мне удалось встретиться с Казаровецкими он меня сильно удивил. Одержимый идеей авторства Пушкина, Владимир Абович не производит впечатления безумца. Выпускник Авиационного института, прекрасно сохранившийся для своих восьмидесяти с гаком лет, он великолепно разбирается в информационных технологиях, владеет всеми современными гаджетами и остроумно троллит оппонентов. Что бы те ни сказали в пользу ершовского авторства, Казаровецкий обращает их доводы в свою пользу.

- Как вы можете говорить, будто Ершов не умел писать! Пушкин сам говорил: «Этот Ершов владеет русским стихом, точно своим крепостным мужиком»! - ругаются ученые на Казаровецкого.

- Ну да, - возражает тот, - Пушкин знал, что в Сибири, откуда родом Ершов, не было крепостного права. У него никогда не было крепостных. Значит, смысл сказанного прямо противоположный. Он хотел сказать: «Этот Ершов никогда русским стихом не владел»!

У Ершова сломался голос?

Ершов не оправдал возложенных на него надежд. После окончания университета уехал в Тобольск, работал там преподавателем гимназии. Личная жизнь сложилась неудачно. Он то и дело женился на вдовах с детьми. Вдовы умирали, ему приходилось воспитывать и содержать своих и чужих детей. Неудивительно, что в конце жизни он стал пить горькую и тяжело заболел.

Может быть, в тяжелой жизни кроется и причина того, что автор, замученный бытом и средой, потерял свой талант.

Но антиершовцы считают, что это - следствие расплаты за малодушие. Ершов не должен был соглашаться на мистификацию, а раз уж согласился - то был обязан указать, кто настоящий автор текста. Вместо этого "в приступе ужасной хандры" он спалил "доказательство": свой студенческий дневник и черновик с правками Пушкина. Разве так можно?

- Да за что вы так ненавидите Ершова? - не выдержала я. - Какая разница, кто, в конце концов, написал эту злополучную сказку. Дело прошлое.

- Дело не в личной ненависти, - ответил Казаровецкий. - Дело в правках, которые делал Ершов после смерти Пушкина. Этими правками он навредил пушкинскому тексту.

Когда умер Пушкин, Ершов имел наглость еще несколько раз перерабатывать бесценный пушкинский текст. Он несколько раз издавал "Конька", внося в сказку свои правки. Эти правки, как считают Казаровецкий и Ко, были бездарными и безнадежно испортили произведение. Однако по общепринятым правилам, произведения умерших авторов публикуются в последней прижизненной редакции. Таким, "ухудшенным", мы "Горбунка" и знаем.

- Я хочу, чтобы текст "Конька-Горбунка" был избавлен от Ершовских изменений и был представлен таким, каким его создал Пушкин, - говорит исследователь.

В своем труде "отважный эссеист" представил выдающееся количество "вопиющих" по его мнению исправлений, которые внес Ершов.

"Кобылица молодая, задом, передом брыкая", - было в первой версии "Конька-Горбунка". В последнем же варианте, испугавшись явного сексуального подтекста, Ершов исправил текст на: "Кобылица молодая очью бешено сверкая".

Вместо "На него дурак садится, крепко за уши берет. Горбунок-конек встает", стало "На конька Иван садится, уши в загреби берет, что есть мочушки ревет".

- Вам нравятся фразы "ночью сверкая", "Загреби", "Что есть мочушки ревет"? А как вам лапки, невесть откуда появившиеся у конька вместо ножек? - ехидно интересуется собеседник и сам же заключает: Нет, назвать эти правки улучшениями - может только филолог.

Вишенка на тортике

Под таким "филологом" подразумевается, например, доктор филологических наук, ведущий научный сотрудник Института Русского языка имени Виноградова РАН Николай Перцов, категорически не согласный с Казаровецким. Труды доморощенного исследователя ученый презрительно называют "ненаучной публицистикой". В одной из последних работ на тему авторства "Горбунка" Николай Перцов анализирует позднейшие исправления Ершова и приходит к выводу, что далеко не все были так бездарны, какими их хотят представить.

А на вопрос, как молодому автору удалось создать единственный гениальный текст, отвечает:

- Может быть, причина в том, что знаменитая поэма-сказка «Конёк-Горбунок» написана ребёнком. Не для детей и не про детей, а самим носителем детства... у Ершова просто не получилось «продолжать» найденный «образец» — просто он стал «большим», повзрослел — и у него произошла обыкновенная «ломка голоса».

Ученые признают только суровый язык фактов. Они признают, что "Конька-Горбунка" написал Пушкин только в том случае, если им предоставят черновик Пушкина.

Но был ли он?

И в этом месте Владимир Казаровецкий бьет в воображаемые барабаны. По его словам, черновик "Горбунка", написанный рукою Пушкина - существует. И на обложке произведения нарисована корона и шутовской колпак.

Согласно апокрифам, Пушкин, заинтересованный в том, чтобы его мистификацию когда-нибудь раскрыли, передал рукопись "Горбунка" жене одного декабриста. Тайну хранили строго. Все это время черновик "Горбунка", написанный рукой Пушкина, хранился в Москве и секрет, его местонахождения передавался из поколения в поколение.

Не так давно на Казаровецкого вышла одна из последних хранительниц тайны. Женщина призналась исследователю, что в трудные времена Гражданской войны ящик с рукописью замуровали в подвале одного из особняков на Солянке.

- Когда-то в детстве меня водил туда дедушка, он стучал по полу и говорил, что подвал находится в этом месте, - вспоминала она.

Казаровецкий не уточняет, в каком именно особняке хранится сундук, чтобы тайну, не дай бог, не перехватили. Но известие придало ему новых сил. Он обратился за помощью к министру культуры Ольге Любимовой с просьбой разрешить проникнуть в особняк.

- Мы ничем не рискуем. Нам нужно всего лишь просверлить отверстие в полу особняка и заглянуть туда с помощью перископа. Даже если не найдем рукописи, то, как минимум, подарим городу еще одно архитектурное открытие: подвал под полом. Ради пушкинской рукописи мы обязаны попробовать! - говорит Казаровецкий.

Комсомольская правда следит за развитием событий

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Николай Перцов, доктор филологических наук, ведущий научный сотрудник Института Русского языка имени Виноградова РАН

В течение 160 лет после первого появления в печати сомнений в авторстве этой сказки никто не выражал.

Однако в середине же 1990 годов пушкинист Александр Лацис выдвинул версию пушкинского авторства "Конька-Горбунка", и эта версия была поддержана литературоведами Перельмутером и Владимиром Козаровецким, а затем — в работе лингвистов Касаткиных.

Действительно, высокий поэтический уровень и зрелость произведения 19-летнего автора, столь поразившие российскую читающую аудиторию в 1834 году, делают этот феномен едва ли не уникальным в русской литературе. Нет другого произведения, написанного в столь юном возрасте и при этом не имеющего себе равных в последующем творчестве автора.

Но основной аргумент против авторства Пушкина - наличие в тексте первой редакции "Конька-Горбунка" большого количества совершенно провальных строчек, которые не могли принадлежать Пушкину. Иными словами, "Конек-Горбунок" написан слишком плохо, чтобы быть произведением Пушкина. Правда, сторонники авторства Ершова считают что Пушкин специально ухудшил свой текст ради мистификации. Но не до такой же степени. Читаем в первой редакции: "И через несколько минут при огне конек как тут". Вы считаете, что Пушкин, необычайно чувствительный к фонетической составляющей стиха, мог бы так написать?

Я насчитал около полтораста таких слабых мест.

В следующем издании плохие строчки частично исправлены. Но появились и другие плохие строки.

В целом же должен сказать, что работы сторонников пушкинского авторства носят не научный, а чисто публицистический характер. Точные ссылки на источники отсутствуют, библиографического аппарата нет, встречаются поразительные неточности в изложении фактов и цитировании.

Упомянутые авторы утверждают, что Пушкин прибегнул к мистификации ради того, чтобы избежать цензуры, ведь царь в "Коньке-Горбунке" показан слишком неблагожелательно. Однако эта версия несостоятельна, если вспомнить историю пушкинской «Сказки о Золотом петушке», написанной осенью 1834 года. Сказка благополучно прошла цензуру и была опубликована в 1835-м году, хотя царь там предстаёт едва ли не в более несимпатичном облике, чем в «Горбунке».

Михаил Эдельштейн,старший научный сотрудник МГУ, кандидат филологических наук

Если вы спросите любого филолога, а не написал ли "Конька-Горбунка" Пушкин, филолог будет долго и продолжительно ругаться. Это глупость и аргументы, который приводят защитники теории авторства Пушкина - несостоятельны. Да, возможно, местами текст "Горбунка" похож на сказки Пушкина. Существуют даже специальные программы, которые оценивают лексический состав произведения и выдают предположения, кто это написал. Возможно даже, что если пропустить текст "Горбунка" через такую программу, она не исключит авторство Пушкина. Но это не может быть доказательством. Существует язык эпохи, состоящий не только из клише и штампов, но и из вроде бы индивидуальных выражений.

Текстологические доказательства хороши, но работают до определенного предела. Если помните, долгое время доказывалось, что автор "Романа с кокаином", изданного под псевдонимом М. Агеев, - Набоков. Никита Струве уверял, что в романе использованы те же обороты, те же метафоры и даже те же собственные имена, что и в произведениях Набокова. Но в итоге архивные разыскания подтвердили, что автор книги - Марк Леви