Политика

Кем был Егор Гайдар, прописавший нам шоковую терапию, — спасителем или предателем России

Равно 10 лет назад умер глава первого российского правительства в новейшей истории
16 декабря - 10 лет со дня смерти Егора Гайдара. Фото: Борис Кавашкин/ТАСС

16 декабря - 10 лет со дня смерти Егора Гайдара. Фото: Борис Кавашкин/ТАСС

Говорят, популярность политических деятелей определяется тем, как часто они попадали в анекдоты. Анекдотов про Гайдара почти не было, но зато при жизни на него было нарисовано бесчисленное количество карикатур, он был любимой жертвой пародистов, высмеивавших его склонность к ученым словечкам вроде «консенсус» и «дифференциация». Его называли Плохишом, Мальчиком в розовых штанишках, Шокотерапевтом, его команду - Правительством младших научных сотрудников.

При этом комичным персонажем Гайдар-внук не был. С исторической ролью Егора Тимуровича в судьбе Российского государства соглашаются и его хулители, и сторонники. «Комсомолка» вспомнила некоторые моменты из биографии либерального реформатора, которые до сих пор вызывают споры.

1. Происхождение

Некоторые исследователи считают, что Егор Гайдар не был прямым потомком знаменитого советского писателя (и военкора «Комсомолки») Аркадия Гайдара (Голикова). В книгах историка Сергея Волкова, например, можно встретить утверждение, что будущий автор «Чука и Гека» в середине 20-х годов женился на 17-летней комсомолке из Перми Лии Соломянской и принял в семью ее внебрачного сына Тимура. Младенцу-пасынку Голиков якобы подарил в качестве фамилии свой литературный псевдоним.

Подтвердить или полностью опровергнуть эту версию сейчас трудно. В любом случае Аркадий Гайдар относился к Тимуру с отеческой любовью и даже дал его имя главному положительному герою своих рассказов, хотя брак с Соломянской оказался недолгим.

Сам Егор Гайдар однозначно принадлежал к элите советской интеллигенции. По материнской линии его дедом был лауреат Сталинской премии, автор «Малахитовой шкатулки» сказочник Павел Бажов. Отец, Тимур Гайдар, в итоге стал заведующим военным отделом главной советской газеты «Правда» (в чине контр-адмирала). А тестем реформатора был писатель Аркадий Стругацкий.

Такие разные Гайдары: на портрете - Аркадий Петрович, пламенный коммунист; под портретом - Егор Тимурович, идейный либерал.

Такие разные Гайдары: на портрете - Аркадий Петрович, пламенный коммунист; под портретом - Егор Тимурович, идейный либерал.

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

2. Вхождение во власть

Одним из главных белых пятен в жизни Гайдара остается ключевой эпизод его биографии: мало кому известный 35-летний доктор наук в 1991 году в одночасье стал вторым человеком страны в момент исторического перелома. По канонической версии, в дни путча ГКЧП, в августе 1991 года, Гайдар окончательно разочаровался в возможности изменения социалистической системы изнутри, вышел из КПСС и на баррикадах у «Белого дома» предложил свои услуги команде Ельцина.

В своих мемуарах «Дни поражений и побед» Егор Тимурович сухо вспоминает: «Примерно часам к семи вечера мужчины института в полном составе у «Белого дома». В тот вечер знакомлюсь с Геннадием Бурбулисом... Мы с Геннадием Эдуардовичем посетовали, что давно друг друга знаем понаслышке, а встретиться довелось в такой сложный момент».

И ни слова о том, как и зачем его провели в штаб «демократической революции», да и у Бурбулиса, серого кардинала Ельцина, в те дни наверняка были заботы поважнее, чем обмен любезностями с незнакомым ему руководителем НИИ.

С того самого дня начинается резкий взлет Гайдара. С сентября он садится за написание программы реформ для новой власти, а в ноябре 1991 года становится экономическим вице-премьером РСФСР. Впрочем, до этого Гайдар

методично шел к тому, чтобы встать у руля радикальных преобразований. Вокруг него (и Чубайса) еще в середине 80-х сгруппировалась команда убежденных неолибералов, обкатавших свои методики на семинаре в Змеиной горке, практике в венском институте прикладного системного анализа и во время командировок в Чили по обмену опытом с Пиночетом. Причем в отличие от большевиков Гайдару и его команде не было нужды переходить на нелегальное положение. Все вышеупомянутые тренинги происходили открыто и даже, по многочисленным свидетельствам, под пристальным наблюдением КГБ. Не менее живуча версия, что карьерным успехам Гайдар был обязан «вашингтонскому обкому». Мол, выпестовали американские друзья спящего агента, а когда пришла пора, внедрили его во власть, как в свое время немцы - Ленина (еще одна неподтвержденная консприологическая теория).

3. Богатства партии

Оправдывая необходимость шоковых реформ в России начала 1992 года, Егор Гайдар говорил, что ему досталась страна с совершенно пустыми карманами. Запаса прочности было максимум на несколько недель - ни хлеба в закромах, ни денег на счетах. Особенно Гайдара волновало, куда испарились золотовалютные резервы КПСС - по его мнению, несколько десятков миллиардов долларов были переведены на зарубежные счета. В поисках богатств он в нищенском феврале 1992 года наскреб в резервном фонде 1,5 млн «зеленых» и нанял очень уважаемое в мире частное детективное агентство Kroll, специализирующееся на финансовых мошенничествах.

Через несколько месяцев был готов четырехтомный отчет. Однако кому на счета поступила советская заначка, так и не было оглашено. Доклад, судя по всему, даже не дошел до правоохранительных органов. Он просто пропал.

В своих воспоминаниях Гайдар не слишком убедительно объясняет, почему не стал копать дальше:

«...крепло убеждение, что в руководстве правоохранительных органов кто-то умышленно тормозит эту работу. К маю 1992 года окончательно понял: сил у меня для того, чтобы заставить Министерство безопасности всерьез этим заниматься, не хватит. И тогда работа фирмы «Кролл» - это просто бессмысленное разбазаривание государственных денег. С тяжелым сердцем принял решение не продлевать контракт».

Тайну того, что увидел в докладе, Гайдар унес с собой в могилу. Может быть, он слишком хорошо помнил о судьбе двух последних управделами КПСС (они по должности ведали партийным имуществом), которые осенью 1991-го с разницей в несколько недель покончили с собой. И именно опасения за свою жизнь заставили его замолчать.

Тем не менее до старости Гайдар не дожил - в 53 года умер от сердечного приступа.

«Хотели получить в стране свободный рынок, а вышел базар». Так в свое время Виктор Черномырдин припечатал гайдаровские реформы.

«Хотели получить в стране свободный рынок, а вышел базар». Так в свое время Виктор Черномырдин припечатал гайдаровские реформы.

Фото: Евгения ГУСЕВА

ЛИЧНЫЙ ВЗГЛЯД

«Он допускал ошибки, но предотвратил развал страны»

Академика Абела Аганбегяна можно назвать одним из учителей Егора Гайдара в профессии. В конце 80-х именно он пригласил молодого ученого в Академию народного хозяйства и предложил возглавить Институт экономической политики (ныне носит имя Гайдара).

- Гайдар, по моему мнению, был выдающимся ученым-экономистом, - сказал в интервью «КП» Абел Гезевич. - Он автор нескольких крупных монографий («Гибель империи» о распаде СССР, «Долгое время» с уникальной статистикой за сотни лет). Конечно, главной для него была тема переходного периода от социализма к капитализму, и тут он был крупнейшим в мире ученым.

- Но то теория. А за ее практическое применение Гайдара недобрым словом вспоминает полстраны.

- Гайдар оказался у руля практически в безвыходной ситуации. Распад СССР, всеобщий дефицит, глубокий долговой кризис, падение производства, стремление к отделению не только союзных, но и автономных республик. Все эти процессы спровоцировал не Гайдар, но он был вынужден противостоять им. То, что он не допустил развала России, - выдающаяся и трудновыполнимая работа. Вспомним зиму 1992 года. Даже после хорошего урожая зерно не отпускали с элеваторов из-за низких цен. Аграрии стали резать скот, оставшийся без корма. Стране грозил голод. По той же причине низких фиксированных цен шахтеры стучали касками у «Белого дома» и отказывались возвращаться к работе. Так что зима обещала быть еще и холодной.

Все эти проблемы удалось решить либерализацией цен. Отпустив цены, Гайдар добился, что на прилавки вернулись продукты, а шахтеры стали работать с небывалой производительностью.

- Вы считаете, что он все делал правильно?

- Нет. Гайдар совершил крупнейшую ошибку - не проиндексировал советские вклады, и сбережения миллионов людей обесценились. Мы с ним много раз потом спорили об этом. Он пытался мне доказать, что этих вкладов физически уже не было на счетах. Ими советская власть затыкала дыры в бюджете. Пусть так, но разве были деньги, например, в послевоенной Западной Германии у творца немецкого экономического чуда Людвига Эрхарда? Там после денежной реформы тоже резко повысились цены, однако людям проиндексировали вклады - просто не дали ими сразу воспользоваться. Надо было и в России разрешить в первый год снимать не более 10% от вкладов, в следующий - не более 20% и т. д.

Из-за потери сбережений в нашей стране приватизация пошла не нормальным, денежным, а кривым, ваучерным, путем. Будь у людей средства, многие могли бы приобрести в собственность магазины или другие объекты среднего и малого бизнеса. Появился бы средний класс. Вместо этого весь бизнес уходил директорам, узкой группе людей.

- Вы лично что еще сделали бы по-другому?

- В 1993 году Гайдар мог бы прикрепить рубль к доллару, и тогда не было бы такой сумасшедшей инфляции. Да, в стране какое-то время было бы очень мало денег, выросла бы безработица, пресса бы шумела, но уже со следующего года началось бы оживление в экономике, а через 4 года мы бы вышли из кризиса, как Прибалтика или Казахстан. Вместо этого мы прожили в трансформационном кризисе 10 лет, и цены менялись бесчисленное количество раз. Это происходило в том числе и потому, что либерализацию цен он проводил на базе госсобственности. Можно было сперва быстро приватизировать мелкий и средний бизнес, и тогда потребительские цены в стране оказались бы в разы ниже.

Да, он допускал ошибки. Но, повторюсь, благодаря ему Россия избежала гораздо более худших сценариев.

ДРУГОЕ МНЕНИЕ

«Ельцин не хотел видеть рядом сильную личность»

Последний председатель Верховного Совета России, доктор экономических наук Руслан Хасбулатов высказал «КП» свой взгляд на роль Гайдара в нашей новейшей истории.

- Действительно ли в 1992 году никакой альтернативы шоковой терапии не было, как это говорят сейчас сподвижники Егора Тимуровича?

- Это абсолютно бездарное суждение! Экономика - социальное явление, здесь всегда есть альтернативы. Это не непреложные законы физики.

Альтернатив шоковой терапии тогда обсуждалось много. Например, академики Арбатов, Богомолов подготовили очень хорошую программу, которую я защищал под эгидой Верховного Совета. Мы говорили: давайте оставим за государством тяжелую промышленность, военно-промышленный комплекс, стратегические коммуникации. Но передадим в частные руки всю торговлю, бытовые услуги, реформируем сельское хозяйство, разрешим частные банки.

- Почему Ельцин выбрал главой правительства Гайдара? Ведь у него не было никакого практического опыта.

- Думаю, он не хотел видеть рядом с собой сильную личность. Борис Николаевич сначала называл кандидатуры известного врача Святослава Федорова, ректора Московского авиационного института Юрия Рыжова и других крупных фигур того времени. С ними бы, скорее всего, не было бы ни войны с парламентом в 1993-м, ни обвальной нищеты народа.

Представьте, как же мы все ошалели, когда узнали, что в правительство выдвинули Егора Гайдара. Как же так? Он же ничем серьезным в своей жизни не руководил! Даже советскую экономику знает понаслышке, не то что западную. Читающие люди его тогда знали только как редактора отдела в журнале «Коммунист».

- А могли его Ельцину навязать американцы?

- В заговор не верю. Может быть, предлагали. Но за уши никто не тянул. Больше всех Гайдара продвигал Бурбулис, на Ельцина он почему-то оказывал большое влияние.

ШОКОВАЯ ТЕРАПИЯ

Главные реформы первого российского правительства

- Свободные цены. Теперь не государство, а продавцы стали устанавливать цены на товары и услуги (кроме хлеба, молока, цен на транспорт). В течение 1992 года цены в стране выросли в среднем в 25 раз.

- Торгуют все! Всем гражданам разрешили торговать без специальных разрешений практически любыми товарами (кроме оружия, лекарств, радиоактивных веществ и т. д.), в том числе с рук и на тротуарах.

- Открытые границы для импорта. При СССР внешней торговлей могли заниматься только специально уполномоченные ведомства, после указа 15 ноября 1991 года - любой хозяйствующий субъект. В стране появилось 10 млн челноков. Прилавки заполонила импортная продукция.

- Конвертируемый рубль. Введен единый плавающий курс рубля к доллару (до этого было множество обменных курсов для разных операций, а официально 1 доллар внутри страны стоил 60 копеек, что не имело ничего общего с реальностью). Появилось множество обменных пунктов. С 1992 по 1998 год рубль обесценился в 47 раз.

- Резкое сокращение госрасходов. В разы был ограничен приток денег в армию, аграрный сектор, социалку. Главный лозунг: живем строго по средствам. Встали многие оборонные заводы, начались перебои с зарплатами учителей и врачей. Вдобавок обесценились советские вклады в сберкассах, и власть не признала своим долгом их выплатить с учетом инфляции.