2019-04-08T17:46:34+03:00

Захар Пантелеев: «Идите в режиссеры, только если без театра вы не можете жить»

Режиссер кировской «драмы» рассказал о новом спектакле, творческих ориентирах, перспективах и планах
Пресс-клуб «Первый на Вятке»
Захар Пантелеев пришел в труппу кировского драматического театра в 2012 году. Фото: vk.com/dramakirovЗахар Пантелеев пришел в труппу кировского драматического театра в 2012 году. Фото: vk.com/dramakirov
Изменить размер текста:

Захар Пантелеев - уже известный кировскому зрителю режиссер драматического театра. Его спектакли «1825. Запрещённый роман», «Тихий шорох уходящих шагов», детские спектакли «Сказка о потерянном времени», «3D. Движение. Дорога. Дети» пришлись по душе многим завсегдатаям драмтеатра.

В апреле репертуар театра пополнится новым спектаклем, детской сказкой «Дюймовочка», которой режиссер вдохнул новую жизнь. К выходу премьерной постановки публикуем интервью с режиссером-постановщиком Захаром Пантелеевым.

«ТЕАТР - ЭТО ПАРИКМАХЕРСКАЯ»

Захар Пантелеев - артист драмы, режиссёр-постановщик. Фото: vk.com/dramakirov

Захар Пантелеев - артист драмы, режиссёр-постановщик. Фото: vk.com/dramakirov

- Захар Дмитриевич, поделитесь своими детскими воспоминаниями о театре.

- Моя мама долгое время работала актрисой Театра на Спасской, отец начинал работать там же, поэтому все мое детство прошло в театре. Я и в спектаклях играл, например, в «Журавлиных перьях» и «Грибном переполохе».

Самое яркое воспоминание - это когда я был на спектакле «Повелитель», и артист Александр Коровин пугал меня маской дракона. Я убежал в гримерку к маме. Заикался несколько лет.

Помню, в двенадцать лет меня спросили, чем для меня является театр. Я сказал, что театр - это парикмахерская, и я хожу туда стричься. Меня там раньше стригли бесплатно.

- Вы играете в спектаклях, но почему режиссура привлекает Вас больше, чем актерская игра?

- Я всегда хотел быть режиссером. В детстве часто сидел в зале, а в зале на репетиции кто должен сидеть? Режиссер. Все, определился! Даже фотография такая была, мне мама рассказывала: режиссер Александр Павлович Клоков что-то объясняет на репетиции артистам, а я, пятилетка, стою сзади, руки в боки, грозно смотрю на них, киваю там, поддакиваю.

Артисты - молодцы, ведь сложно выйти на сцену, если ты работаешь по-честному, показываешь какие-то свои «болевые точки» и нажимаешь на них, открываешься перед зрителями. Режиссеру в этом плане проще, он должен раскрыться перед артистами, чтобы они, в свою очередь, раскрылись перед зрителями. Вообще, тяжело быть артистом, когда ты режиссер. Нужно своего режиссера отключить и подчиниться другому.

- Ваш отец - кинорежиссер. Если бы он предложил Вам сняться, согласились бы?

- Мой отец, Дмитрий Владимирович Пантелеев, - актер и театральный режиссер. Сравнительно недавно, в 2015 году, ставил в Государственном русском драматическом театре Удмуртии спектакль «Покровские ворота». Сейчас отец снимает очередной сериал в Москве - пополняет свою фильмографию. Мы все так же прекрасно общаемся и поддерживаем друг друга.

Насчет «согласился ли бы», то без сомнения - да. Мне интересно попытать свои силы в кино, но я не хочу туда уходить. Просто любопытно попробовать что-то новое, «новый вкус жвачки».

- Значит, Вы не сомневаетесь в выборе своей профессии?

- Сейчас - нет. Когда-то я, насмотревшись на маму и ее коллег, отдалился от театра. Карма не карма, судьба не судьба, но потом появилась какая-то тяга, интерес. Нужно заниматься тем, что нравится. Первый свой спектакль «Над пропастью во ржи» я поставил в политехе на «Студенческой весне».

«ОДУМАЙТЕСЬ!»

«Тяжело быть артистом, когда ты режиссер. Нужно своего режиссера отключить и подчиниться другому». Фото: vk.com/kirov.dramteatr

«Тяжело быть артистом, когда ты режиссер. Нужно своего режиссера отключить и подчиниться другому». Фото: vk.com/kirov.dramteatr

- О чем бы Вы хотели предупредить тех, кто собирается стать режиссером?

- Одумайтесь! Бесспорно, это очень интересная профессия, но риск существует на каждом шагу. Ты полностью отвечаешь за весь спектакль. Мало того что тебе нужно быть интеллектуально подкованным и начитанным, нужно все-таки иметь школу, быть выученным, профессионально компетентным. Конечно, самородки есть везде. Например, Кирилл Серебренников, хотя он тоже учился, просто не закончил.

Еще нужно уметь общаться с людьми, быть психологом, чтобы найти индивидуальный подход к каждому артисту. Быть хорошим рассказчиком. Там столько качеств нужно! Стойкость - и физическая, и моральная. Особенно моральная. Профессия тяжелая. Лучше чем-нибудь другим руководить, чем живыми людьми. Если не можете без театра, чувствуете, что не можете не ставить, тогда идите, учитесь, а если же вы чувствуете лишь «почему бы нет» - это не то, лучше поискать себя в другом месте.

- Верите ли Вы в судьбу и какова роль случая в жизни и в работе?

- Наверное, я верю в Бога больше, чем в судьбу. В моей жизни было много таких случаев, которые можно назвать судьбой, удачей, но для результата всегда были приложены усилия. Если ты прилагаешь усилия и идешь к какой-то цели, тебе рано или поздно повезет. Это не просто лежишь на печи, а тут на тебе - щука. Да даже в той сказке про щуку: пошел за водой, засунул ведро в прорубь, потрудился - вот и повезло, так что все честно.

- С какими средствами выразительности Вы любите работать больше всего?

- Мне очень близок визуальный театр. Люблю сценографию, с ней интересно поиграться. Еще люблю работу со светом, минимализм. Хочется, чтоб все было красиво. Вообще, театр - искусство синтетическое, надо использовать все средства. Но самое главное и надежное - это, конечно, артист. Через него режиссер выражает идею спектакля. Без артиста режиссера нет и не будет.

«В ТЕАТРЕ МОЖНО ВСЕ, ТОЛЬКО НИКОГО НЕ УБИВАЙТЕ»

- Вы говорили, что Вам нравятся постановки московских театров: Театра имени Моссовета, «Сатирикона». Работы каких современных режиссеров являются для Вас творческим ориентиром? Какие спектакли вас поразили?

- В свое время я очень скептично относился к Кириллу Серебренникову. Нас в институте так учили, я тоже «повелся». Однажды я подумал: а чего его все ругают? Сходил, посмотрел его спектакль «Пластилин», и он показался мне гениальным. Да, это, как говорится, деструктивный театр, но я сам немного деструктивен.

Из современных режиссеров мне нравится, конечно, Андрей Могучий. Я смотрел запись его постановки «Губернатор», пускай урывками и не полностью, но мне очень понравилось. Скоро у меня появится возможность посмотреть его «Трех толстяков», и я весь в ожидании. Юрий Бутусов - вообще мой флагман, я очень его люблю, из всех современных он для меня самый определяющий. У Виктора Рыжакова есть очень интересные спектакли, я бы рекомендовал посмотреть. Иван Вырыпаев неоднозначный, Лев Додин. Я понимаю, что современный режиссер - не обязательно молодой, это же совсем разные вещи. Смотрю на режиссеров разных возрастов, и все они современные.

- Сегодня «попасть» в зрителя, достучаться до глубин его души стало труднее?

- Зритель должен «настроиться» на режиссуру, сейчас об этом очень много говорят. Классический театр воспринимается намного проще, потому что его язык давно всем известен. А когда режиссер начинает вводить какой-то условный, новый язык - зрителю нужно немножко «въехать» и понять, что происходит.

Зрители воспринимают все по-разному. Вот вас научили, что крест - это крест, и вы воспринимаете его как крест. Однако если режиссер скажет, что крест - это круг, и сделает это убедительно, то у зрителя бывает реакция: «Нет». Вот в этом и проблема! Какой-то зритель готов открыть свое восприятие, «перестроиться» и «настроиться» с вами на одну волну, а какой-то скажет: «Почему в вашем спектакле «1825.Запрещенный роман» на сцене качели? Нельзя было лошадь вывести? Хотя бы на колесиках?» Я лично ничего плохого в этой качели с головами лошадей не вижу. В этом и проблема: режиссер тоже должен «настраиваться» на восприятие зрителя.

- Все равно угодить всем не получится?

- Можно, если сделать театр массовым. Массовая культура угождает всем, но, опять же, вот Дали и Пикассо на каком языке разговаривали? На своем или на языке зрителя? Мне хочется сделать что-то интересное и для зрителя, и для себя. Бывает так, что действительно всем не угодишь, у каждого спектакля своя аудитория. Даже у Юрия Бутусова, Римаса Туминаса и Андрея Могучего есть множество критиков, которые не ходят на их спектакли, не воспринимают их. Как говорится: «Я не стодолларовая бумажка, чтоб всем нравиться».

Хочется лишь, чтоб современный зритель приходил и был готов видеть. Пожалуйста, комментируйте сколько угодно, театр всегда хочет с вами поговорить, услышать отклик, даже если он не хвалебный. Но не размышляйте о том, что вместо лошади здесь качели.

Театр может быть условным. Знаете, что такое мимесис? Подражание жизни. С появлением театра Станиславского появился и театральный натурализм. Это было новое слово в театре. Сейчас кино передает все намного лучше, и поэтому мы ищем для театра новый, условный язык. Меня как-то спросили: «Что в театре нельзя?» Так вот, в театре можно все, только никого не убивайте.

«НОВОЕ РАДИ НОВОГО - ТАК БЫТЬ НЕ ДОЛЖНО»

Захар Дмитриевич поставил три детских и три взрослых спектакля. Участвует в тринадцати спектаклях. Фото: vk.com/kirov.dramteatr

Захар Дмитриевич поставил три детских и три взрослых спектакля. Участвует в тринадцати спектаклях. Фото: vk.com/kirov.dramteatr

- В чем Вы видите главную проблему современного театра?

- Мне кажется, единственная проблема - постоянный поиск чего-то нового. Это здорово, но как меня учили, как я сам понял, читая умных режиссеров: занимаясь своим делом, ты пытаешься «идти в ногу со временем», как бы банально это ни звучало, и таким образом создаешь что-то новое. Тебя самого подтолкнет. Так что это проблема не только современного театра, это проблема вечная. Новое ради нового - так быть не должно. Новое рождается само по себе.

- Какая концепция искусства Вам ближе? Искусство как удовольствие, как образ жизни?..

- Я отношусь к театру не как к образу жизни, а как к образу мысли. Для меня театр - это образы. Это разговор, и лично мне этот разговор передает мысль не напрямую, а именно визуально, ведь большую часть информации мы воспринимаем глазами.

Театр - это собор, место, где люди соединяются. Это обмен энергиями. Тут столько можно говорить! Я считаю, что удовольствие, что мысль, что жизнь - все это неразделимо. Все искусства соединяются в театре, поэтому мне кажется, что здесь могут соединиться все концепции. В этом и прелесть.

«МЫ ВСЕ С ВАМИ ТВОРЦЫ»

- Как Вы выбираете пьесы? Почему, например, захотелось поставить пьесу Олега Богаева «Пикассо»?

- Пикассо - это Пикассо! Во-первых, я люблю Олега Богаева как драматурга. Эта пьеса очень свеженькая, написана в 2017 году. Вообще, люблю такие пьесы, когда развивается комедийное повествование: смешно, весело, одним словом, какой-то цирк, а потом вдруг что-то происходит, и все превращается в драму, люди начинают плакать. Меня такая смесь жанров подкупает. Это интересно! Богаев исследует не биографию Пикассо, а проблематику творца. Мы все с вами творцы. В плане того, что творчество - это создание чего-то нового. Мы все занимаемся творчеством, хоть и не знаем об этом; мы все равно что-то постоянно создаем, думаем, пишем, даже во сне. И все мы иногда сталкиваемся с проблемой выбора между величием и детьми, как в данном случае в пьесе рассуждает об этом Пикассо: «Я - великий человек, у меня есть дети, что мне важнее: остаться великим творцом или простым семьянином?» Это очень сложно. И лично для меня это важно.

«РЕЖИССЕР-СЕМЬЯНИН - ЭТО ПРО МЕНЯ»

- Сложно ли совмещать театр и личную жизнь?

- Сложно, и порой понимаешь, почему многие режиссеры одиноки. Проще всего заниматься искусством и не думать ни о чем, кроме искусства и себя.

Мне как режиссеру намного проще ездить по стране, зарабатывать деньги, ставить спектакли и не принадлежать никому. Но у меня есть жена, есть сын. И что я должен выбрать? Самовыражение через режиссерскую работу? Или же сконцентрироваться на том, чтобы вырастить сына достойным человеком, чтобы моя семья ни в чем не нуждалась? Выбор сложный. Мне повезло, я умею совмещать. Могу в драматическом театре реализовываться как режиссер, ставить спектакли и при этом помогать своей семье. Вот есть режиссер-педагог, а есть режиссер-семьянин - это про меня.

- А Вы бы хотели, чтобы сын пошел по Вашим стопам?

- Знаете, я считаю, что это личное дело каждого, каждый человек выбирает сам, и мой сын не исключение. Но я думаю, он точно пойдет в творческую деятельность. Недавняя история. Идем из садика, и вдруг Петр выдает: «Папа, у меня ножка болит… А чтобы ее вылечить, нужна волшебная конфетка!» Начинает прихрамывать и строить изнемогающего больного. Как только конфета была получена, недуг тут же прошел. Ну не актер ли?

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также