2018-10-12T00:02:54+03:00

Российские урологи вошли в мировую медицинскую элиту

Врачи Сеченовского университета, который в этом году отмечает 260-летие, выступили с докладами на трех самых влиятельных международных конференциях
Поделиться:
Комментарии: comments1
Заместитель директора по науке института урологии и репродуктивного здоровья человека Сеченовского университета Дмитрий Еникеев. ФОТО Сеченовский университетЗаместитель директора по науке института урологии и репродуктивного здоровья человека Сеченовского университета Дмитрий Еникеев. ФОТО Сеченовский университет
Изменить размер текста:

ВПЕРВЫЕ В ИСТОРИИ

Такого ни в истории советской, ни в истории российской урологии еще не было. На конгрессе Европейской ассоциации в Копенгагене медики Сеченовского университета прочитали 12 докладов. На конференции Американской ассоциации, старейшей и одной из наиболее весомых в мире, 9 докладов. На Всемирном эндоурологическом конгрессе в Париже – 23 доклада. В том числе – вообще неслыханное дело – пленарный доклад.

О том, как удалось сделать такой в общем-то неожиданный рывок, я расспросил заместителя директора по науке института урологии и репродуктивного здоровья человека Сеченовского университета Дмитрия Еникеева.

- Дмитрий Викторович, как получилось, что работы российских врачей стали интересны иностранным коллегам? Еще недавно мы очень сильно отставали.

- Мы действительно очень долго, еще с советских времен варились в своем соку. Отечественная урология во многом была закрытой историей. Мало кто из врачей знал английский язык, читал профессиональные журналы, издаваемые за границей.

Толчком, думаю, стал проект 5-100. Ведущим вузам страны была поставлена задача о выходе и интеграции в мировое сообщество, оказаться на лидирующих позициях в международных рейтингах университетов. Наш Первый мед вошел в программу 5-100. И руководство вуза понимало, как добиться нужного результата.

Что мы сделали? Первое. По решению ректора Сеченовского университета Петра Глыбочко для урологической клиники было закуплено самое современное медицинское оборудование. Затем, чтобы быть на равных с ведущими специалистами США, Израиля, Франции, Германии, Китая наши специалисты и начали активно изучать английский язык. Все новые статьи, описание методов лечения публикуются ведь на английском. Третье. Мы стали выступать на международных конгрессах, видеть, как выступают другие. Понимать тренды в мировой науке.

Но ключевой момент здесь не только в том, что появилась крутая техника, а в том, что ректор дал возможность работать с этим оборудованием молодежи.

Молодые врачи получили возможность развиваться. Когда начинаешь что-то новое – есть риск ошибки. Человеку состоявшемуся проходить через ошибки не очень просто. А недавние выпускники университета стали осваивать технику. Сейчас у нас в отделении более 80 процентов хирургов до 40 лет.

Если раньше у нас проходило 4-5 операций в день, то теперь 30. Начали наращиваться объемы. Стали создаваться новые операционные, комфортные палаты.

ЛЕЧЕНИЕ НА ВЫБОР

- Насколько оборудование клиник Сеченовского университета сегодня соответствует уровню аналогичных больниц за рубежом?

- Центров, аналогичных центру урологии Сеченовки, в мире можно по пальцам пересчитать. Это уникальная история. В Европе обычно один центр специализируется на операциях с использованием робота Да Винчи. Они его и закупают. И делают только роботические операции. Другой центр специализируется на облучении. Они закупают только такую технику. А у нас есть все – и робот, и крио, и нанонож, и хайфу (лечение ультразвуком высокой интенсивности – Ред.), и облучение.

Пример. Когда пациент приходит к доктору в любом другом медицинском центре, тот ему говорит: при вашей болезни нужно делать вот эту операцию. У него нет выбора, потому что в этой клинике только такое оборудование стоит. Когда пациент приходит к нам в университет, мы ему предлагаем шесть вариантов. Мы обсуждаем, что ему более предпочтительно, рассказываем какие у каждого метода есть преимущества. Продумываем какой лучше при его состоянии здоровья.

А студенты, обучаясь в Сеченовке, видят все современные методы лечения. Не по книжке их познают. Они присутствует в операционной. Поэтому, выходя из университета, они знает все самые новые методики.

Мало того, мы и сами стали разрабатывать оборудование. У нас был самый современный израильский лазер. Мы поработали на нем, поняли его слабые стороны. А потом вместе с российскими специалистами по лазерам разработали собственный. На недавнем конгрессе в Париже светила мировой урологии признали: российский тулиевый волоконный лазер – это прибор номер один в мире для удаления камней в почках, лечения аденомы простаты.

Впервые в истории уникальную лазерную технологию разработали российские физики, а врачи Сеченовки стали медицинскими консультантами этой техники. И впервые перспективная урологическая технология приходит в мир из России.

НЕ БЕЗ ДА ВИНЧИ

- А как современное оборудование повлияло на то, что специалисты Сеченовки стали часто и ярко выступать на международных конференция?

- Наука пошла за практикой. Понятно, опыт работы на новом оборудовании захотелось проанализировать. Стали получать результаты. Второе, мы поняли, как такие доклады делаются, оформляются, чтобы их приняли.

Наш уже стали присылать статьи на рецензию. Российских врачей признали экспертам. Как так получилось? А потому, что в мире уже видят – мы ориентируемся в этой теме на высоком уровне. И сами публикуем статьи, показываем видео сложных операций на новейшей технике.

- Но для статьи нужно открытие, новый поворот. Это же не воспоминания хирурга «Как я работал на роботе Да Винчи»...

- Безусловно. В каждой статье должна быть изюминка. Если ты скажешь, что, при операции с использованием Да Винчи подметил, что аппарат дает такие-то важные преимущества - это специалистам интересно.

Наша клиника становится крупнейшим центром в Европе по лазерной хирургии. Мы начинаем делать не просто фильмы, которые показывают ход операции, а снимаем обучающие фильмы, пишем обучающие статьи. И эти статьи печатают в ведущем американском научном журнале. Один из наших фильмов, показывающий операцию по удалению опухоли мочевого пузыря, на конгрессе в Сан-Франциско был признан лучшим!

Американцы, светила медицины меня расспрашивали – а эти врачи из России, конечно, получили европейское образование? Нет, отвечаем мы – получили его в центре Москвы, в Сеченовском университете.

МОЛОДЫЕ ДА РАННИЕ

- Что у вас за команда? Кто они?

- На международном эндурологическом конгрессе половину докладов представили наши аспиранты. А один доклад читала студентка шестого курса, староста научного урологического кружка. Наши заслуженные профессора тоже начали учить английский.

- А что пациентам дает активное участие врачей в международных конгрессах?

- Повышается качество лечения. Врач развивается. На конгрессах рассказывают с какими проблемами хирурги столкнулись в той или иной ситуации. И уже понимаешь, какие ошибки можешь не совершить.

- Какие заболевания стали лечить с лучшими результатами?

- Первое. Аденому предстательной железы. Треть больных любого урологического стационара – с этим заболеванием. К 50 годам она есть у 50 процентов мужчин. К 80 годам – у 80 процентов. И большинству нужно хирургическое лечение. Раньше эти операции при больших размерах аденомы делались открыто: разрезы, трубки. Многим пациентам отказывали в операции потому, что для ее проведения нужен был тяжелый наркоз. Сейчас мы делаем эти операции с лазерными технологиями. Пациент находится в стационаре два, максимум три дня. Можно вообще-то отпускать и на первый день после операции. Мы держим два, учитывая менталитет пациентов, – если операция прошла, как же не полежать в больнице.

Никаких разрезов, все проходит под легкой спинальной анестезией.

На первом месте среди онкологических заболеваний у мужчин рак простаты. Мы ушли от открытых радикальных операций, одним из итогов которых было подтекание мочи и нарушение половой функции. Используем робот Да Винчи. Он позволяет без больших разрезов максимально быстро приводить человека в порядок. Многим удается сохранить потенцию. Таких операций мы теперь проводим по три в день!

У нас большинство операций малоинвазивные, то есть мы минимально травмируем ткани. Оборудование позволяет определять, где конкретно в простате есть рак. И сейчас мы лечим не всю простату, а только ту точку, где есть опухоль. Используем нанонож. Используем крио – замораживаем этот участок. Используем обучение, когда вводится источник радиоактивного излучения, который разрушает только опухоль.

Или операции при раке почки. Раньше ее удаляли целиком. И делали это через большой разрез. Теперь открытых операций только 0,5 процента. В основном все делается лапароскопически через небольшой разрез. И мы не удаляем почку целиком.

По поводу камней в почках тоже нет открытых операций. Заходим через небольшой разрез устройством диаметром со стержень шариковой ручки, лазером дробим камни и убираем.

РАК НЕ ПРОЙДЕТ

- Дальнейшие планы вашего института, клиники, университета?

- Глобальная задача - борьба с онкологическими заболеваниями. Постараться выявить рак на самом раннем этапе. Для этого в университете запущена большая научная Программа по поиску новых онкомаркеров. Вторая задача - научиться не просто избавлять пациента от онкологии, а при этом сохранять ему высокое качество жизни. Мы первыми у нас в стране запустили клинический протокол по фокальной (прицельной) терапии рака простаты - фокальный нанонож. Мы лечим не всю простату, а только поражённый раком участок. Уже сейчас мы получаем оптимистичные результаты, но чтобы делать окончательные выводы должно пройти ещё время.

В этом году в Сеченовке вместе с нашими партнерами-лазерщиками по инициативе ректора мы открыли лазерную лабораторию. Теперь есть где проводить эксперименты на различных лазерных установках. Подбирать режимы, новые виды лазерного излучения. Проводить исследования по новому использованию уже существующих лазеров.

На мировом конгрессе в Париже у нас было пять докладов по физике лазера. Когда физик приходит к врачу и рассказывает, как работает лазер, врач обычно его не понимает. А вот когда врач рассказывает это же самое врачу, это доходит. Обычно лазер привозят в больницу, и врач начинает на нем работать не очень понимая, что у того внутри, как он работает. Мы взяли на себя ответственность донести до наших и зарубежных врачей как работает лазер, почему. И мы видим, что такая информация коллегам нужна, интересна.

- То есть вы еще взялись учить весь мир. А как дальше будет развиваться институт?

- В этом году я поеду в венский медицинский университет читать лекцию. Впервые российский врач будет выступать перед студентами. А в марте следующего года европейский конгресс урологов должен пройти в Барселоне. Мы готовимся его штурмовать

Понравился материал?

Подпишитесь на тематическую рассылку, и не пропускайте материалы, которые пишет Александр МИЛКУС

 
Читайте также