2018-04-04T11:57:30+03:00

Никас Сафронов: «В моем сердце вечная весна!»

Художник перед открытием выставки в нашем городе рассказал «Комсомолке» о своих впечатлениях от первого визита на Вятку
Никас Сафронов: «В моем сердце вечная весна!»Никас Сафронов: «В моем сердце вечная весна!»Фото: Елизавета Захарова
Изменить размер текста:

Готовясь к интервью, стандартно составляешь список вопросов. Пытаешься не слиться с остальной массой журналистов и исхитриться, чтобы придумать вопрос одновременно и интересный, и простой, и не банальный, и актуальный, лежащий не на поверхности.

Так и было перед интервью с художником Никасом Сафроновым: сидели в редакции, коллективным разумом выжимали из себя еще и еще: «А вдруг зайдем в тупик. Надо перестраховаться! Давайте это и еще… добавим… и…» И сами ушли в дискуссию об искусстве, культуре и современности. После - с уже большим запасом вопросов на двухчасовую беседу - отправились на встречу.

Никас впервые на Вятке, мы - впервые с ним беседуем. Но что-то пошло не так. При подготовке к интервью мы упустили одну важную деталь - человека искусства, коим является Никас Степанович, невозможно обуздать. Поток мыслей такой же хаотичный, непрерывный, мгновенный и мимолетный, как и его фантазия и творчество. И ты вместе с фотографом и оператором сам вливаешься в этот поток мыслей и попадаешь под очарование художника.

Возможно, непрофессионально, возможно, глупо, но интервью под кодовым названием «Вы и ваше современное творчество» с легкой руки творца превратилось в беседы «О культуре, искусстве, Кирове и прелестях весны».

О КИРОВЕ И ЛЮБВИ

Вятка, как бы ее ни защищали краеведы и патриоты, все же небольшой провинциальный городок. Большинство местных считает его серым, непривлекательным, даже неказистым, ничем особенно не выделяющимся, но кто-то именно в этом может разглядеть неповторимую черту, которая полюбится с первой же встречи.

- В Кирове я впервые. Но, конечно же, вся моя команда знала, что здесь жил Герцен, Салтыков-Щедрин, Васнецовы. Город вообще удивительный - красивый, зодческий, купеческий, измененный, но не так сильно разрушенный в советское время. Сохранившиеся монастыри и храмы - это великолепно! Я влюбился в этот город! - восхищенно говорит художник. - Приехал не в лучшее время: зима, грязь, слякоть. Но все равно всегда есть нюансы, которые ты замечаешь: здания - какие-то купеческие, улочки необычные, историческая часть города...

На открытии выставки Никас Сафронов признается, что хочет приехать к нам на Вятку еще раз, только в другое время - в конце весны - начале лета, чтобы писать картины, открыть выставку, посвященную нашему городу и пойти в Великорецкий крестный ход.

- Сколько здесь было всего уникального… Знаменитый мотоцикл «Вятка» - мы знали все этот мотороллер, - вспоминает Никас Степанович. - А город, в котором его производили, для меня был одним из многих в России… Конечно же, еще Дымковская игрушка. У нас в детстве была одна - кто-то ее разбил. Я потом похожую игрушку искал везде, но позже узнал, что похожих нет и не может быть - оказалось, что Дымковская всякий раз новая, другая.

О КНИГАХ И ИСКУССТВЕ

- Я читаю сейчас книжку Аполлинария Васнецова «Художество» - очень хорошие графические, аналитические заметки, очерки, и они очень полезны для тех, кто преподает. Там дается четкая оценка, естественно, немножко ретроградская - он ругает Климта, Шишкина, Карла Брюллова, но, мне кажется, очень достойно, - задумывается художник. - У Васнецова тонкий взгляд. И если подходить дотошно, сегодня есть разные направления: импрессионисты, кубисты - Пикассо, Дали, Магритт и так далее - что наверняка ему не понравилось бы. Но надо взвешивать и следить за тенденциями и все-таки придерживаться того мнения, которое было при Васнецове и ранее. Конечно, сложно рассматривать с позиции мирового искусства картины многих великих и признанных художников, но все же стоит прислушиваться к тем знаниям, которые нам дали когда-то Аполлинарий Васнецов и другие классики.

В машине на пути к выставочному залу Никас Степанович разглядывал местные глянцевые журналы, оценивал их, критиковал: за его плечами не только обучение в художественном училище, но и Литовская академия (факультет дизайна), и психология в Московском государственном университете. В одном «глянце» он увидел статью о поэте Федоре Тютчеве - удивился и отметил, что любит поэзию:

- «Люблю грозу в начале мая…» А вообще люблю читать сказки - английские, немецкие, французские - они всегда какие-то настоящие, искренние.

Художник перед открытием выставки в нашем городе рассказал «Комсомолке» о своих впечатлениях от первого визита на Вятку Фото: Елизавета Захарова

Художник перед открытием выставки в нашем городе рассказал «Комсомолке» о своих впечатлениях от первого визита на ВяткуФото: Елизавета Захарова

О МАСТЕР-КЛАССАХ И УЧЕНИКАХ

-Да, я преподаю. Веду мастер-классы в университете в Ульяновске. Сейчас был в гуманитарном университете Санкт-Петербурга - давал мастер-класс для искусствоведов, дизайнеров, художников. В училища и школы с гуманитарным уклоном прихожу - это все несет чисто познавательный характер, - рассказывает Никас Сафронов.

- Иногда я делаю мастер-классы у себя в студии. В основном для детей с ограниченными возможностями - для одаренных детей, которые не могут развивать свой талант, у которых, скажем, нет финансовых возможностей. Мы их поддерживаем, помогаем и даем уроки. И они отличаются от уроков для состоятельных людей: настрой душевный совсем не тот, так как они просто хотят рисовать для себя. Есть одаренные дети, которых хочется поддержать, а есть люди, у которых много денег и они хотят обучаться. Да, это может приносить прибыль, но не приносить внутреннего удовлетворения. А это важно.

О ГОЛОДНЫХ ХУДОЖНИКАХ

- Художник не должен быть голодным, иначе он все время будет думать о колбасе и куске хлеба. Человек должен быть более или менее свободным: «Я могу себе позволить писать это или не писать». А вообще все художники, чье творчество дошло до нас, были достаточно обеспеченными. Это был и Веласкес, и Леонардо, и Гойя. Когда художник живет в нищете - это не правило, это скорей некое исключение. Зачастую «в пользу бедности» апеллируют на таких личностях, как Ван Гог: он не был бедным - у него брат был мультимиллионер, который его обожал. Поэтому у Ван Гога были самые лучшие краски, холсты. Просто была придумана такая легенда для пиара, чтобы оценили бедного, несчастного, у которого было озарение, когда он вдруг входил в состояние сумасшествия и шел на поле рисовать подсолнухи. Ни одного раза ни одной картины он не нарисовал в таком состоянии - и вообще по большому счету он в таком психическом состоянии был лишь за год-полтора до смерти. Все придумано. В истории очень много придумано, потому что люди хотят, чтобы человек был такой - несчастный, брошенный, борющийся из последних сил - нет! Бедные - только исключительный, редкий случай; пожалуй, Модильяни - один из них.

ОБ ИЗВЕСТНОСТИ И ОТВЕТСТВЕННОСТИ

- Ну, так говорят, что я «модный»… Это, знаете, такое слово… Модный, популярный… Для меня это не ругательные слова. Если заглянуть глубже, то все были модными: от Микеланджело до Леонардо, который сотворил Давида и сразу стал «модным», и все хотели его заказать, в том числе и Папа Римский. Это не является каким-то плохим обозначением для меня.

- Известность не дает большой или бóльшей свободы. Все равно ты придерживаешься каких-то правил. Это, конечно же, ответственность. Ты отвечаешь за целую страну, когда выставляешься за рубежом, ты представляешь ее в мире, когда тебя приглашает король, шейх, королева или еще кто. Они знают, что ты русский, закончил русскую школу и преподносишь им свою историю в таких вот вариациях. Все же знают, что и Кандинский, и Шагал, и Малевич были русскими, хотя жили многие за рубежом. Ты не можешь сказать глупость, ты не можешь сделать что-то, что будет рассматриваться с позиции «Ну, опять эти русские!» - ты все равно несешь некий внутренний дипломатический статус.

О ВЕСНЕ

- Приход весны должен почувствовать каждый нормальный человек. Весна должна создавать какое-то такое настроение у людей… Она дает тебе возможность чувствовать прилив сил! Весна дает такой толчок солнцем - пробуждаются цветы и ты тоже вдруг просыпаешься!

- Я сам по себе позитивный человек, поэтому стараюсь, чтобы в моих картинах всегда было что-то позитивное. Даже когда пишу портрет, я нахожу там какие-то положительные черты лица и переношу их на холст, даже если снаружи этот портрет кажется неприглядным. Скажем, в моем сердце вечная весна и желание, чтобы все это почувствовали через мое искусство.

Никас Сафронов рассказал Комсомолке о своих впечатлениях от первого визита в Киров.

О ЗРИТЕЛЕ

- Он разный: дети и пенсионеры, инженеры и академики, художники. Я не думаю о том, кому я пишу. Я создаю некий внутренний мир, отфильтрованный, очищенный. Я же все время недоволен своими работами: я постоянно хочу их дописать еще и еще. Но в какой-то момент думаешь: «Ну, ладно, хватит. А то она станет совсем невкусной». Но у меня совершенно разный зритель, у меня разные работы - многие экспериментальные, пробные. И каждый человек рассматривает их по-разному.

О СОВРЕМЕННОСТИ

- Время - это неотъемлемая часть сегодняшнего человеческого процесса. И иногда гениальная оперная певица не столь популярна, как какая-нибудь девочка из «Дома-2», которая решила начать петь между делом. Одни всю жизнь готовятся, чтобы выйти на сцену, а некоторые решили - и вышли, без подготовки... И это все смотрят. И получается, что люди, которые в три года начали смотреть «Дом-2» и выросли на этом и подобных проектах, сегодня выбирают кандидатов в президенты из этой передачи…

- Интернет стал уже какой-то неотъемлемой частью нашей жизни. И им удобно пользоваться, это можно делать постоянно. Но тогда можно и не выходить из дома, стать пузатым, толстым, сидеть и смотреть что-то, этот же спектакль, фильм. В любом случае, всегда нужно выходить, заниматься спортом, ходить в театры, где дирижер настраивается, все откашливаются, где такая тишина и начинается магия искусства. Это важно! Атмосфера, отношение, улыбка, полуулыбка, смех и так далее. Я люблю зрительные залы, где много людей: такие процессы гораздо интереснее, чем голубой экран компьютера или телефона.

О ПОЖАРЕ В КЕМЕРОВЕ

- Это трагедия очень серьезная, она произошла по халатности людей. Ее осознание должно быть неслучайным, глубоким... Очень важно, чтобы такого больше не повторялось. Самолеты падают - начинают их проверять, чистить, начинают обеспечивать безопасность. А почему нельзя было сделать это раньше? Пожары происходят - начинают заниматься пожарной безопасностью во всех домах; почему раньше этого не сделать? И вот, понимаете, пока петух не клюнет, русский мужик не перекрестится. К сожалению, у нас такая страна - удивительная.

 
Читайте также