Общество

Главный редактор «КП» Владимир Сунгоркин: Мы живем в великой стране. И не стоит ее всячески обзывать

Главный редактор «Комсомольской правды» побывал в эфире радио «КП» в Красноярске (107,1 FM) и рассказал о «противостоянии» Москвы и регионов; почему люди всегда недовольны и об экспедиции КП на север Красноярского края
Главный редактор «Комсомольской правды» побывал в эфире радио «КП» в Красноярске (107,1 FM)

Главный редактор «Комсомольской правды» побывал в эфире радио «КП» в Красноярске (107,1 FM)

Фото: Мария ЛЕНЦ

Ведущий Ренат Каримуллин:

- Как Красноярск? У нас тут большой ремонт сейчас.

Владимир Сунгоркин:

- В любой город приезжаю, спрашивают: как наш Челябинск? И тут всегда ловушка. Если скажешь: у вас прекрасный город, великолепный…

- Можно без этой ложной…

- Тут же тебе говорят: а можно без этой ложной? Ты говоришь: ну вообще у вас тут… про Челябинск – так себе. Я видел столько ям. И тут же часть слушателей реагирует: вот, сукин сын, приехал из Москвы, ему наши ямы не нравятся. А деньги-то все в Москву от нас идут! И пошло-поехало. Поэтому ответ, видимо, существует только такой деликатный: да хороший город. Но на самом деле такое ощущение, как во многих наших сейчас городах больших, такая смесь французского с нижегородским.

- В хорошем смысле...

- Да. Видно, что есть такие вставные зубы интересного будущего. И тут же много прошлого. Мы, когда приехали, проезжали через целые кварталы очень интересных, видимо, купеческих домов, которые во многих городах уже восстановили, реконструировали и сделали там ресторанчики. А здесь они как будто в ожидании - то ли отремонтируют, то ли под бульдозер....

- Недавно состоялась «Прямая линия» с президентом. А мы накануне провели опрос земляков: что бы вы спросили, пожелали? И звонили две категории людей. Это пенсионеры-мужчины и пенсионеры-женщины. И некоторые еще другие люди. Для меня это безусловный позитив. Наверное, прошел процесс воспитания общероссийского нового русского интеллекта. Как вы считаете?

- Вообще у нас так получается, что наши пенсионеры - самая пассионарная часть общества. Пенсия маленькая, времени много, поэтому они следят и знают, что существует такой Дед Мороз в виде президента России, если тебе удастся вытянуть удачный лотерейный билет и попросить квартиру, елку, протез, воду провести, то все у нас получится. Поэтому в такую лотерею народ втянулся. Что касается более молодого поколения, во-первых, оно больше опирается на свои силы и они в эту лотерею уже не играют. Дай бог, если они слушают и смотрят эту «Прямую линию». В чисто познавательных целях. В целом страна при президенте Путине реализует такой сценарий своего движения в будущее, о котором мечтали много раз предыдущие поколения всяких мыслителей, философов, о котором еще Столыпин говорил: дайте нам двадцать или сорок лет, и вы не узнаете Россию. То есть идет такой консервативный, неспешный сценарий трансформации России в современную, удобную для людей страну. На это, возможно, и требуются те самые сорок лет, двадцать, тридцать. Это мое видение, что происходит.

- Сейчас много критики в отношении нынешней власти. Тем не менее надо признать, что в тучные нулевые годы мы стали жить гораздо лучше. Правда, в кредит в основном. Мы немножко подзажрались, коль скоро сейчас критикуем?

- Если с научной точки зрения посмотреть, как менялся стиль жизни, образ жизни, потребление, то обнаружится, что так. Вот у нас как-то была встреча с Явлинским, который является признанным резонером и критиком путинского режима… Но он человек ученый. И вот мы с ним сидим на радио «КП», когда он в президенты двигался, в предыдущей серии, в предыдущем наборе президентов.

И вот он в этой ситуации, в каком-то повороте разговора, он же экономист, он ученый, он на самом деле крупный мыслитель, понимающий человек, и он с такой горечью буквально, что было очень умилительно, говорит: «Вы знаете, надо признать, что русский народ никогда в своей истории не жил так хорошо, как в эти годы». Но он сказал это с такой грустью. У него это вырвалось нечаянно.

С точки зрения любых экономических инструментов, просто по потреблению, сколько вы кушаете, как часто вы меняете ботинки, что у вас в квартире стоит из бытового набора, конечно, ситуация, какой не было никогда у среднего россиянина.

Но, естественно, наши слушатели сейчас красноярские скажут: что он там несет?! Зажрались? Один из Москвы, другие из Красноярска. Мы живем плохо, ужасно.

Люди всегда недовольны. Потому что всегда есть потребности, которые не реализованы. У нормального жителя России, как и любой страны. Есть у него велосипед – он захочет мотоцикл. Есть у него мотоцикл – он захочет хороший мотоцикл. Есть у него хороший мотоцикл – он захочет машину. Есть у него двухкомнатная квартира, он захочет трехкомнатную. И на нее не будет катастрофически хватать.

Главный редактор «Комсомольской правды» побывал в эфире радио «КП» в Красноярске (107,1 FM)

Главный редактор «Комсомольской правды» побывал в эфире радио «КП» в Красноярске (107,1 FM)

Фото: Мария ЛЕНЦ

ЗВОНОК СЛУШАТЕЛЯ:

- Я слышал сегодня передачу, в Чили родственникам Пиночета решили вернуть все арестованное имущество. Меня удивило, что у него цело все. 5 миллионов долларов! Слушал однажды Боровика, что наш любимый и уважаемый уже награбил 390 миллиардов.

- Видимо, у президента России 390 миллиардов долларов. Учитывая ту ситуацию, давайте, я про Пиночета не знаю, что сказать, видимо, типа Пиночет – всего 5, а у нашего президента – 390. Простую логику вам предложу: если бы у президента России было бы 390 миллиардов долларов, например, на всяких разных счетах, через друзей и так далее, чего ему ссориться с Западом, чего ему присоединять Крым? У тебя есть 390 миллиардов, береги их. А теперь что получилось? С Западом мы в очень плохих отношениях. Судя по вашей информации, раз у него деньги в долларах, значит, ими очень сложно воспользоваться. Он же, по сути, не может выехать и сказать: ха-ха, где мои 390 миллиардов долларов? Я начинаю теперь жить! Я не представляю сумму даже в сто раз меньше, как ее потратить-то?! Вот я предлагаю слушателям простую логику. Когда у человека есть какие-то богатства, награбленные, украденные и так далее, то он как минимум не будет ссориться легко и весело с теми, кто может создать ему неприятности в предстоящей интереснейшей жизни с миллиардами долларов.

ЗВОНОК СЛУШАТЕЛЯ:

- Вячеслав. На каждого москвича тратят в десять раз больше, чем на всю Россию. Ваш девиз – «Не жили хорошо, нечего начинать». Наш девиз – «Верните награбленное за 450 лет!». И вопрос: бюджет «Пропагандистской кривды», поподробнее, из чего складывается? Вы отчаянно обслуживаете Кремль!

- Любая столица в любой стране, безусловно, отнимает деньги у страны на исполнение роли столицы. У нас, действительно, вертикаль существует управления, при которой обидно, наверное, точно обидно многим, что в Москве живут лучше. Это было всегда – и при царе Горохе, и при Сталине, и при Брежневе, и сейчас то же самое. Идет большая дискуссия, в том числе здесь проходит Красноярский экономический форум, о том, что нужно перекладывать большую часть денег из столицы в регионы. Пока я свое личное мнение выскажу. Действительно, наш слушатель прав, что слишком большая доля денег уходит на столичные радости.

Поэтому вот эта наша даже кампания по сносу хрущевок в Москве выглядит из моего родного Хабаровска как некая блажь – денег некуда девать, бесятся с жиру. Мои родители жили в хрущевке, там мой брат сейчас живет. Я не представляю, как ее сейчас возьмут и снесут, эту хрущевку. Это обжитый, уютный по-своему мирок. Поэтому можно, конечно, вот этими пропагандистскими тезисами, когда вернут за 450 лет деньги регионам... и так далее. Но это ни к чему не приведет, только всех озлобит. На самом деле эта нормальная работа должна быть депутатов, губернаторов, общественников, которые по всем линиям должны приходить и вести споры, дискуссии. Ребята, а почему мы делим доходы между центром и Москвой в таких пропорциях? И дальше соединенные силы какой-нибудь региональной партии, которой у нас нет в стране… Это должно быть нормальной законодательной работой, общественных организаций и так далее, а не потугами на мятеж, типа: мы скоро возьмем вилы, пойдем и отнимем у вас «награбленное».

Главный редактор «Комсомольской правды» побывал в эфире радио «КП» в Красноярске (107,1 FM)

Главный редактор «Комсомольской правды» побывал в эфире радио «КП» в Красноярске (107,1 FM)

Фото: Мария ЛЕНЦ

- Пару слов по поводу несправедливого распределения налогов в Москву. Это постоянная любимая тема многих политиков. Перед каждым выборным циклом говорят: вот, они там все забирают. На самом деле в этом есть некое лукавство. После завершения выборов многие деньги в рамках бюджетного торга, в виде субсидий, субвенций все равно возвращаются в регионы. Но просто невыгодно политически об этом говорить. Можно это прокомментировать?

- О, мы так растеряем красноярских слушателей с вами. Потому что нам придется тогда стать адвокатами Москвы. Но то, что вы сказали, это тоже правда. Действительно, огромная часть территории России является не зарабатывающими территориями, а реципиентами, виноват за такое слово, получателями, по-простому, финансов из Москвы. Поэтому Москва – это некий распределитель. Но при всем при том проблема деления между Москвой и регионами денег существует. Смотри выше.

- Работать надо, что называется….

- Работать всем и всегда надо. Я сейчас слушал новости из Москвы. И с каким-то изумлением слушал то, что наши же коллеги подготовили. У нас сегодня особый день – 22 июня. Начало великой, величайшей войны в истории человечества. И наш коллега рассуждает о 22 июня и говорит: есть несколько версий, как вел себя Сталин, то ли он был в депрессии, то ли где-то закрывался. На мой взгляд, чушь собачья. Мы же с вами журналисты, мы должны информацию доносить до наших слушателей. И вот сейчас наши слушатели прослушали такую хрущевскую версию, которую он создавал, заваливая Сталина, что нам до сих пор аукается. Начало войны, только что по нашему радио сказали, что он был в депрессии, где-то закрывался… есть разные версии. Но на самом деле «Комсомольская правда» издала, на мой взгляд, очень сильную книгу, которая называется тупо «Главные документы Великой Отечественной войны». Так вот, на самом деле все было не так: внезапно, врасплох, Сталина обманули… все это хрущевская пропаганда, которая нам аукается.

Я не к тому, что кто-то сталинист, а кто-то нет. Но просто существуют документы, что и в субботу в канун войны , и в воскресенье все Политбюро работало в преддверии наступающей войны. Им было все уже известно. В семь часов вечера, вопреки многим фильмам и так далее, что внезапно они напали, в войска ушла директива в воскресенье, что завтра начнется война. Что самое интересное, директиву где-то получили, а где-то нет. Например, флот ее получил, и он встретил войну абсолютно во всеоружии. А во многие части она не пришла, потому что диверсанты уже перешли границу, внутренняя пятая колонна работала. И уже были линии перерезаны. Все-таки это был 1941 год, с их средствами связи. И далее, вопреки рассуждениям, версиям и так далее, существуют книги записей работы Сталина. Просто дневник, который помощник в приемной вел. У него шли совещания около суток беспрерывные, когда приходило все руководство, один за другим. И совещания шли всю ночь, и 22-го, и 23-го, и 24-го. Поэтому все эти рассказы про внезапное нападение, все спят, тут звонят, говорят: ой, война началась! Да вы что? А мы даже и не думали. Все это такая чушь собачья. Но это не версии, не воспоминания, не мемуары генералов, а существует книга учета посетителей, которые в 19.35, в три часа ночи, в два часа ночи – шла интенсивная работа. Но не успевали. Почему был весь этот разгром? Потому что войска, начиная с февраля, понимая, что война неизбежна, перебрасывались, они были на марше. Все это было разбросано. Это все документами подтверждается. Танки едут в одном эшелоне, снаряды – в другом, бойцы – в третьем. Все это едет к неминуемой войне, которая вот-вот начнется. И если бы еще две-три недели, все бы это уже развернулось, граница была бы закрыта. Но не успевали.

ЗВОНОК СЛУШАТЕЛЯ:

- Валентина Николаевна. Ребята, мы вас, конечно, любим, наших журналистов. Но вот ваш гость сейчас, Владимир Николаевич, вот почему так о нас, инженерах, говорят. С протянутой рукой, что ли, мы к Путину? У меня стаж 58 лет. Пенсия 12 тысяч. И что? У меня трехкомнатная квартира. Я почти 5 тысяч плачу за квартиру. И на что мы живем? А когда увидишь Путина – холеного и с улыбкой, знаете… Народ брошен, он отстранен от народа.

- Знаете, нам не угодишь на самом деле. Если Путин будет раз в год разговаривать или вообще не будет разговаривать, та же наша слушательница скажет: а чего он с нами не разговаривает? А чего он не объясняет? Что это за президент? Путин добросовестно говорит: я с вами сижу четыре часа, на все ваши вопросы отвечаю. Нет, чего-то он холеный какой-то, чего-то он улыбается. Он должен выйти в веригах, разрыдаться и сказать: виноват я, люди добрые? Пасть на колени? И так четыре часа. И так 17 лет подряд. Слушайте, нельзя так тоже огульно. Все у вас кругом коррупционеры. Точка. Картина мира ясна. И нас не проведешь. Так мы коммунизм не построим.

ЗВОНОК СЛУШАТЕЛЯ:

- Галина Петровна. Спасибо вам за передачу. Очень люблю «Комсомолку» с юношеских лет. Мне уже под 80. Говорят, что мы вроде бы плохо живем. Да ничего мы плохо не живем, все нормально, все хорошо. Как у меня в детстве было, я в 1953 году только первый раз увидела конфетку, и сейчас – это как небо от земли отличается.

- Я тоже рос в абсолютно простой семье. Я тоже помню, что первую конфетку лет в семь мне свободно дали. А уж так, чтобы все было…

- Не хочу сказать, что мы плохо живем. Нет, жить можно. Вам надо поспорить с предыдущей слушательницей. Вы можете прекрасно провести время.

Главный редактор «Комсомольской правды» побывал в эфире радио «КП» в Красноярске (107,1 FM)

Главный редактор «Комсомольской правды» побывал в эфире радио «КП» в Красноярске (107,1 FM)

Фото: Мария ЛЕНЦ

- Не так давно не без вашего активного участия «Комсомольская правда» сделала фильм про плато Путорана. Буквально недавно вы вернулись с севера Красноярского края. Это для вас часть работы? Или это для души?

- Да, мы делаем фильм о так называемом Тунгусском метеорите. Мы были у вас в поселке Ванавара и его окрестностях. Проплыли по реке Чуне, это приток Подкаменной Тунгуски. Могу сказать, что невероятно красивые места. Для меня все вместе – и любознательность свою удовлетворять, и сделать интересный фильм, книгу мы будем делать о Подкаменной Тунгуске обязательно, иллюстрированную, познавательную, красивую. Вы в Красноярском крае являетесь, кроме всего прочего, кроме никеля, угля, золота, алюминия, платины, - обладателями невероятных пейзажей, к которым относится Подкаменная Тунгуска и ее притоки. В программе «Время» покажут вашу землю.

- У меня пара жизненных вопросов. Вы какую музыку слушаете? К Сергею Шнурову как относитесь? Он сначала был каким-то фриком, который матерно пел, а потом выясняется, что человек интересный, с семинарским образованием. Тренды как-то меняются.

- Меняются, да. С одной стороны, больше раскрепощенности, а с другой - где-то там подспудно растут фундаменталистские группы. Герман Львович Стерлигов, один из наших ораторов, в том числе и на радио «КП», который говорит: вообще надо электричество отменить, и будет все хорошо. И на лошадей. И, как он их называет, бабы должны быть в юбках до полу. И точка. Я был у него на одном слете его сторонников, там было огромное количество, что меня потрясло, молодых людей в сапогах смазанных, в поддевках, которые сами хлеб пекут, сыр делают. А женщины у них – бабы. Я был со своей женой, которая тоже вынуждена была надеть эту юбку до пят, платочком повязаться. Так что всякое есть. Сводить все к тому, что одно что-то существует - да нет, жизнь очень разнообразна.

- В какой стране мы живем сегодня?

- Мы живем в нормальной стране, которая очень переполнена разнообразными проблемами, как и всякая другая страна. Это страна с великой историей, с великим настоящим, великим будущим.