2016-08-24T01:55:50+03:00

Спасти на глубине в полкилометра

Наш корреспондент побывал в НИИ ВМФ России, где готовят водолазов для новейшего спасательного судна «Игорь Белоусов» [фото]
Поделиться:
Комментарии: comments4
450 - это глубина в метрах, на которой теперь наши военные моряки могут спасать попавших в беду товарищей.450 - это глубина в метрах, на которой теперь наши военные моряки могут спасать попавших в беду товарищей.Фото: РИА Новости
Изменить размер текста:

Разорвавшая наши сердца трагедия подлодки «Курск» больше не должна повториться. До конца этого года в состав ВМФ России войдет уникальное спасательное судно «Игорь Белоусов». Его экипаж на днях приступит к главному экзамену - государственным испытаниям. Судно уже протестировано на продуваемой всеми ветрами Атлантике, а в конце сентября на Балтике прошли успешные испытания глубоководного водолазного комплекса ГВК-450.

450 - это глубина в метрах, на которой теперь наши военные моряки могут спасать попавших в беду товарищей. Подлодка «Курск», напомним, лежала на глубине 108 метров. Было бы у нас тогда подобное оборудование, может, и спасли бы моряков. Но при всем совершенстве современной техники главные задачи в спасении экипажей аварийных подводных лодок будут выполнять люди - водолазы.

В «бочке»

В Научно-исследовательском институте спасания и подводных технологий Военного учебно-научного центра Военно-морского флота (ВУНЦ ВМФ) «Военно-морская академия» все здания строились по одному шаблону. Сначала сооружали бассейн или «бочку», а уже затем вокруг них возводили стены. «Бочка» - на институтском жаргоне береговой глубоководный водолазный комплекс.

- Они у нас все уникальные, - рассказывает зам. начальника экспериментальной научно-исследовательской базы (ЭНИБ) капитан 3 ранга Игорь Линейкин. - Особенно тот, на котором полностью созданы условия, аналогичные погружению на глубину 500 метров. У американцев есть подобные, но меньших размеров, и возможности для исследовательской работы у них поскромнее.

Смотрю в крохотный иллюминатор водолазного комплекса. Там, внутри «бочки», четыре человека. Они машут мне руками, но вижу я это как в замедленной киносъемке.

- Знаете, как им трудно сделать любое движение? - спрашивает меня начальник лаборатории ЭНИБ капитан 2 ранга Сергей Матвеев. - Ребята же сейчас находятся на глубине 100 метров.

Два военных медика, майор Андрей Добровольский и капитан Андрей Юрьев, вместе с двумя водолазами, мичманом Александром Никитиным и старшиной 2-й статьи Ильей Баевым, работают «под водой» уже три часа. «Плавать» им еще полтора. Потом - декомпрессия, чтобы в жилах не вскипела кровь. Тема занятия для моего непривычного уха загадочная: «Тренировка организма к токсическому действию азота и другим факторам гипербарической среды».

- Это короткий тренаж, - рассказывает Сергей Матвеев. - А в июне 2015 года водолазы с «Игоря Белоусова» провели здесь три спуска методом ДП - длительного пребывания. Так они будут служить на судне-спасателе - в постоянной готовности к работе на морских глубинах.

Глубоководный водолазный комплекс «Игоря Белоусова» ГВК-450 - это установленные стационарно на борту судна и соединенные между собой пять стальных барокамер. В них под давлением, соответствующим глубине 450 метров, будут жить 12 водолазов - в постоянной боевой готовности.

Комплекс ГВК-450 решает две задачи. Первая - обеспечение работы 12 водолазов сменами по 3 человека на глубинах до 450 метров по 6 часов в сутки в течение 3 недель с последующей однократной декомпрессией. Вторая - декомпрессия подводников, эвакуированных с аварийной подлодки. Отсеки комплекса могут одновременно принять и обеспечить необходимую помощь 60 спасенным.

Чтобы спасательные операции на море проходили гарантированно успешно, в этом НИИ нашего ВМФ отработаны технологии работы на больших глубинах, равных которым в мире пока нет.

В НИИ спасания и подводных технологий ВУНЦ ВМФ моделируются условия работы водолазов в океане. Фото: Александр ХОХЛОВ

В НИИ спасания и подводных технологий ВУНЦ ВМФ моделируются условия работы водолазов в океане.Фото: Александр ХОХЛОВ

Герои и подвиги

Геройские звания у нас не раздают налево-направо, а только за реальные заслуги. Офицеры НИИ спасания и подводных технологий совершили настоящие подвиги. За проведение запредельно тяжелых для человеческого организма экспериментов водолазам-испытателям Александру Ватагину и Леониду Солодкову было присвоено звание Героя Советского Союза, а Анатолий Храмов и Валерий Сластен стали Героями России.

- У нас проводились эксперименты, до сих пор не превзойденные ни в США, ни в других развитых странах, - вспоминает ветеран института, научный сотрудник Алексей Иванович Клепач.

Водолазов помещали в барокамеру, в которой моделировались условия глубины в 500 метров. Первыми в мире «нырнуть» так глубоко удалось нашим военным акванавтам под началом капитана 3 ранга Леонида Солодкова в 1989 году. В 1990-м такое же «погружение» повторила группа капитана 3 ранга Алексея Ватагина. В 1994 году Валерий Сластен возглавил команду водолазов, впервые испытавших возможности «бездекомпрессионных» спусков с 400 метров на еще большие глубины. Цель эксперимента: использовать минимальность перепада давления между барокомплексом и «дном» для увеличения времени работы водолаза. Испытатели жили и работали на глубинах от 400 до 500 метров в течение целого месяца. В том же 1994-м группа сотрудников института, возглавляемая Анатолием Храмовым, месяц прожила на 500-метровой глубине. Это был эксперимент, до сих пор не имеющий аналогов по длительности пребывания человека в подобных условиях.

- По сложности и опасности он сопоставим с первым выходом человека в открытый космос, - считает капитан 2 ранга Сергей Матвеев.

Кровь на глубине черная

В принципе даже спуск на глубину, где давление составляет по 50 кг на 1 кв. см человеческого тела, уже сам по себе подвиг. Высокая плотность газовой смеси (99% гелия + 1% кислорода) воздействует на зрение, слух, дыхание. Находясь ниже уровня моря на полкилометра, одновременно говорить и дышать невозможно, а голос изменяется до неузнаваемости. Поэтому для связи с поверхностью пришлось придумать специальный электронный корректор речи. На «дне» лишена вкуса еда. Хлеб напоминает мягкую пемзу, мясо - резину. Да и «не в коня корм»!

Под действием высокого давления начинается сильнейшее обезвоживание организма и моментально теряется вес - по килограмму и больше за сутки. В первую же неделю акванавты теряли по 6 - 10 кг веса каждый.

Глубоководников донимали слуховые галлюцинации и ночные кошмары. Еще все они постоянно мерзли. Гелий - газ чрезвычайно теплопроводный. Только сделаешь шаг, отдашь энергию - сразу «похолодало». А офицерам приходилось не лежмя лежать в коечках, а работать в условиях, приближенных к реальным. Как они это делали, представить страшно, ведь давление выжимало даже жидкость-смазку из суставов и сковывало мышцы.

Начальник лаборатории Сергей Матвеев управляет «погружением» в «бочке» - береговом водолазном комплексе (за его спиной). Фото: Александр ХОХЛОВ

Начальник лаборатории Сергей Матвеев управляет «погружением» в «бочке» - береговом водолазном комплексе (за его спиной).Фото: Александр ХОХЛОВ

Но труднее всего было проводить медицинские исследования. Кровь на глубине 500 метров не красная. Она черная и моментально сворачивается. Поэтому иглы для забора крови толщиной в спичку. А когда такой страшилой прокалывают вену, в гулкой тишине барокамеры слышен скрежет, словно ножовкой пилят стекло…

- Японцы тоже проводили подобные эксперименты, - рассказывает начальник научно-исследовательского управления НИИ спасания и подводных технологий капитан 1 ранга Андрей Краморенко. - Подготовили смелых и сильных водолазов, те помолились своим японским богам, надели на головы повязки камикадзе. Их спустили в водолазном колоколе на глубину 450 метров. Фильм о выходе из колокола в водную среду получился впечатляющим, я же увидел у возвращающегося по трапу в колокол водолаза сильнейший тремор - дрожание нижней конечности. Пришлось японцам эксперимент сворачивать и начинать декомпрессию.

По мнению доктора технических наук Андрея Краморенко, в перспективе освоением океанских глубин займутся роботы - оснащенные видеокамерами и манипуляторами телеуправляемые подводные аппараты. А для людей тяжелое это дело.

…Вот сижу и думаю: как же наши моряки для медицинских исследований по несколько пробирок крови, черной и густой от невероятного давления, ежедневно набирали? И так по месяцу, на 500 метрах ниже уровня моря.

Не шаг, а рывок

Капитан 3 ранга Игорь Линейкин провел меня по объектам институтской экспериментальной научно-исследовательской базы. Водолазный бассейн длиной 25 метров, бассейн для подводной сварки, комплексы аварийно-спасательных устройств подлодок различных типов, гидрорекомпрессионные камеры… Здесь учили морских спасателей несколько десятилетий.

Наш военный флот всегда стремился иметь превосходную технику для спасения на море. Еще в 1950-х годах в СССР были созданы самые совершенные в мире аварийно-спасательные суда с глубоководными водолазными комплексами на борту. Спасательные колокола могли спускаться на 300 метров. К середине 1980-х советский ВМФ располагал 368 единицами аварийно-спасательной техники. На Балтийском, Северном, Тихоокеанском и Черноморском флотах несли службу команды подготовленных глубоководников-спасателей…

Перестройки и перестрелки довели до опасной черты и морские спасательные службы. На верфи в Николаеве стояло на 80% готовое к спуску суперсовременное по тем временам спасательное судно «Гиндукуш». Как только Украина стала самостийной и незалежной, так в том же 1991-м судно порезали на металлолом - прямо на стапелях. Возможно, именно «Гиндукуша» и не хватило, чтобы спасти экипаж атомной подлодки «Курск»…

Ожидаемый до конца 2015 года ввод в состав ВМФ России океанского спасательного судна «Игорь Белоусов» - это не шаг вперед, это рывок. Это важное событие и для флота, и для страны в целом. Впервые после потерянных десятилетий Россия сможет выйти в Мировой океан, не уповая в случае беды на зарубежную помощь, а как самодостаточная морская держава. А поможет предотвратить многие трагедии на море большой «рундук» с технологиями, который накоплен за долгие годы работы флотскими учеными.

Спасательное судно «Игорь Белоусов». Фото: mil.ru

Спасательное судно «Игорь Белоусов». Фото: mil.ru

Спасательное судно «Игорь Белоусов»

Головное спасательное судно проекта 21300С, построенное для ВМФ России на «Адмиралтейских верфях» в Санкт-Петербурге. Судно океанского класса предназначено для оказания помощи экипажам аварийных подводных лодок, лежащих на грунте или находящихся в надводном положении, подачи воздуха, электроэнергии и спасательных средств на подлодки и надводные корабли. Водоизмещение - 5000 т, длина - свыше 100 м.

Можно ли выжить на затопленной подлодке?

…Мы ходили с капитаном 3 ранга Игорем Линейкиным по объектам ЭНИБ, и вдруг к нам подбежала собака. Собаки любят военных и всегда тянутся к ним, а военные этой необъяснимой привязанности всегда стесняются. Вот и Линейкин засмущался:

- Праправнук нашей утопленницы, не гнать же его за забор…

- ???

И Игорь рассказал об эксперименте, которого не могло быть, потому что такого быть не может вообще. А наши сделали!

В последние советские годы на институтском КИЖ-100 (комплекс испытаний на животных на глубине 100 метров) опробовали технологию, когда подопытная собака в течение двух недель под давлением и при низкой температуре дышала насыщенной кислородом… жидкостью. Флотские ученые хотели выяснить: возможно ли выжить на полностью затопленной подлодке?

Оказалось, можно. Когда эксперимент закончился, собаку реанимировали, выкачав полностью заполненные жидкостью легкие. Псина выжила и каждые полгода, невзирая на покончившую с экспериментом и со страной перестройку, приносила приплод. Многочисленные потомки умершей своей смертью дворняги до сих пор гавкают по всей округе.

Ломоносов - Москва.

Источник: tvzvezda.ru

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также