Общество

«Питались пустым супом с капустой и ночевали на работе»

О жизни в Челябинске во время войны рассказала труженица тыла Евдокия Ермишкина
О жизни в Челябинске во время войны рассказала труженица тыла Евдокия Ермишкина

О жизни в Челябинске во время войны рассказала труженица тыла Евдокия Ермишкина

Фото: Валерий ЗВОНАРЕВ

Мне было 14 лет, когда соседка привела меня на работу в ателье при ЧТЗ. Тогда танковый завод называли Кировским. Шел 1944 год. Из всех учеников польского мастера я была самой младшей. У тех, кто работал, паек хлеба был выше — вместо 300 грамм давали 500. Поэтому от подростков, желающих трудиться, везде не было отбоя.

От недостатка питания у меня постоянно были ячмени. Люди просили: «Отдайте шить той, которая у вас глазами болеет».

Швеи работали в две смены — с семи утра до пяти вечера и с пяти до часу ночи. Изготавливали нижнее белье для солдат. Подростки частенько оставались еще и после смены — или нужно было срочно что-то доделать, или просто не хотелось идти домой поздно. На работе и ночевали.

У нас в швейном цехе работало много мальчиков. Как только им исполнялось 18, они уходили на фронт. Некоторые потом возвращались обратно на эту работу.

Фото: Валерий ЗВОНАРЕВ

К 16 годам я получила седьмой разряд и была уже мастером.

Всегда хотелось есть. Выдавали маленький кусочек ржаного хлеба да кормили раз в день в заводской столовой пустым супом с капустой или картошкой. Еще давали пшенную кашу на воде. И знаете, я не помню, чтобы на кого-то нападали и отбирали паек. Возвращались домой со смены во втором часу ночи — и не было страшно.

Фото: Валерий ЗВОНАРЕВ

Моя мама работала на ЧТЗ у станка. Смены порой длились по 22 часа. Те, у кого не было маленьких детей, засыпали тут же, на заводе. Паек у мамы был больше, чем у меня — 800 грамм хлеба. Помню, сядем на кухне, она отрезает от своего куска и пододвигает мне. А мне ее жалко, я отодвигаю и уговариваю, чтобы она съела сама.

Фото: Валерий ЗВОНАРЕВ

Умерла мама от силикоза. Из-за тяжелой работы у нее скопился в легких песок.

Настоящим праздником для ребят было поехать копать картошку для заводской столовой. Можно было поесть до отвала. Условия при этом были спартанские: сырой сарай с маленькой печуркой, наспех сколоченные нары, на них — немного соломы. Укрывались верхней одеждой и так спали. При этом никто не простужался.

Помню, как объявили по радио, что закончилась война. Была уже ночь. Поехали из ателье на площадь Революции. Там уже было очень много народу. Приходили пешком из разных концов города. Все плакали, обнимались, танцевали.

Фото: Валерий ЗВОНАРЕВ