2016-08-24T02:56:15+03:00

Звездные воспоминания о беззвездной войне

25-лет назад из Афганистана вывели советские войска
Поделиться:
Комментарии: comments1
Изменить размер текста:

В стране, где шла ожесточенная война продолжалась жизнь. Бывший директор дома советской науки и культуры в Афганистане, востоковед Али Мустафабейли вспоминает, как и благодаря кому выживали наши ребята.

Как то в беседе с одним генералом ФСБ мы стали перебирать страницы афганской жизни 80-ых годов прошлого столетия. Тогда молодым офицером он служил в представительстве КГБ в Кабуле. Вспоминали концерты в ДСНК (Дом советской науки и культуры, открытый в афганской столице в ноябре 1982 года).

ЗВЕЗДНЫЙ ДЕСАНТ

В Афганистане, где воевала в то время советская держава, побывало большинство звезд нашей эстрады. Некоторые из них уже были в зените славы, другие только начинали свой путь. Вот их имена: Людмила Зыкина, Иосиф Кобзон, Лев Лещенко, Эдита Пьеха, Александр Розенбаум, Тамара Гвердцители, Анни Вески, Роза Рымбаева, вокально-инструментальные ансамбли "Веселые ребята", "Сябры", "Гая". Может быть кого-то и забыли. Запомнилось выступление одного из героев популярного в течение длительного времени телеюморного проекта "Городки" покойного ныне Ильи Алейникова. В очень неопрятной до засаленности балетной пачке он изображал явно заимствованный из школьных капустников сольный вариант "танца маленьких лебедей". Хорошо знакомый номер был, тем не менее, очень смешным в исполнении талантливого артиста, отличавшегося непосредственностью и обаянием.

"Снаряжало" всех в нелегкий путь Министерство культуры СССР, партийные и комсомольские органы. Отказываться было не принято. Утешало, а часто и вдохновляло то, что работали для наших солдатиков, нежданно - негаданно оказавшихся в жестокой войне. В народе говорили, что только Муслим Магомаев и Алла Пугачева игнорировали указания начальства в знак протеста против кровопролития в Афганистане. Так это было или нет - история советской эстрады умалчивает.

Ну вот, очередь дошла и до совсем неизбалованного вниманием властей Валерия Леонтьева. Афганистан был его второй гастрольной страной после Монголии.

-Поначалу я и мои коллеги отказались идти на это "представление", - рассказывает генерал. - Уж больно он нам был не симпатичен своими кривляниями, ужимками и кричащими костюмами.

Генеральская безапелляционность меня не на шутку завела:

- Совсем не удивительно, что сценический облик Леонтьева не доступен вашему пониманию. Вам больше подходит Алла Пугачева в своем традиционном балахоне типа "летучая мышь" и песней о настоящем полковнике.

-Подожди возмущаться, я же не договорил! На концерт твоего любимца мы все-таки пошли и, как ни странно, он нам понравился. Мы даже получили удовольствие.

Концерт оказался презентацией новой пластинки с песнями Раймонда Паулса. Актерский талант, вокальное дарование Леонтьева проявились в полной мере. Певец работал на износ, заполняя своей энергией переполненный зал. Раскачать советских слушателей, не приученных к бурному выражению эмоций, было не просто. Но зал подхлопывал, подстукивал или с замиранием слушал минорные мелодичные композиции. Аплодировали долго и стоя, что тоже было необычным явлением.

НЕ НАШ ЧЕЛОВЕК

Ладно, это так - некое отступление дилетанта от события тех дней, каковым стал концерт Леонтьева. О нем еще долго говорили в Кабуле. Вместе с тем, особого внимания со стороны партийного руководства советской колонии замечено не было. К певцу относились довольно прохладно, если не неприязненно. Не соответствовал он советским стандартам, хоть ты тресни и расшибись. В одном из интервью Валерия я прочитал, что как раз в то время, то есть во время гастролей Леонтьева в Афганистане, знатоки сравнивали его то с Бобби Фаррелом из «Бони М», то с Миком Джаггером, то с великим танцором Михаилом Барышниковым, покинувшим родину и считавшимся в этой связи ее предателем. В общем, явно не «наш человек».

Все – шаляй – валяй, - ворчали партийные советники, жарко аплодировавшие Леонтьеву на концерте. Наверное, надеялись, что этого не заметят окружающие, не обратят внимание, увлекшись чудесной музыкой. Посол Ф.А. Табеев, отличавшийся смелостью суждений, как, впрочем, и решений, высказывал иное мнение:

- Молодец парень, приехал к нам, порадовал людей своим искусством. Поет совсем неплохо и необычно, пластичен, выглядит ярко.

Словом, в итоге в Центр ушла бумага об удачных выступлениях Валерия Леонтьева в воюющей стране.

ПОД ПЕСНИ ПРЕКРАЩАЕТСЯ ВОЙНА

После концерта по традиции мы с женой пригласили певца к себе в гости. Казалось, он сильно устал, не расположен к общению и принял наше приглашение из вежливости, потому что на самом деле ему хотелось побыть одному. Он очень мало ел, не прикоснулся к спиртному, но много курил.

Мне не хотелось навязывать ему какую – то светскую беседу. Затевать разговор о погоде, «афганских красотах» - я считал неуместным. Поговорить о музыке было бы здорово, но я комплексовал. Ничего себе, завернуть какую-нибудь умную тему и «сесть в лужу», разойдясь, например, во мнении или во вкусах с самим Леонтьевым. А обсуждать банальности, поддакивать высокому профессионалу было не по-нашински.

Расшевелился Леонтьев при появлении нашей двенадцатилетней дочурки. Он сразу был покорен ее просьбой приглашать нас на все концерты, когда мы вернемся в Москву.

- Я не представляю, как можно долго жить без Вашей музыки, категорически заявила Гюля (так зовут нашу дочку). Ведь это – очень скучно, когда нет Ваших песен. А Вам самому весело, радостно, когда Вы поете?

- Мне очень весело и очень радостно, когда я пою для таких симпатичных ребят как ты и еще для твоего папы, твоей мамы, их друзей и, вообще, для хороших людей. Мне бы хотелось, чтобы после моих концертов у всех вас здесь в Кабуле улучшилось настроение. Наверное, нелегко живется далеко от дома, от своих родных и близких.

Сверкнув глазами в нашу сторону, Гюля бросилась в атаку:

- Сколько раз я вам говорила, что здесь нельзя долго находиться. А вы все - работа да работа. Как будто без вас с духами не справятся (духами тогда называли боевиков - оппозиционеров, с которыми нам пришлось воевать).

- Вот тут ты не права,- мягко возразил, глядя на нас Леонтьев. - Ведь и без меня артистов много. А я, как ты видишь, - на сцене, потому, что это – моя работа, в которой во многом смысл и радость жизни. Как замечательно, когда ты находишь в себе новые силы, способности и продвигаешься дальше к успеху, к высоте, которая раньше была для тебя недоступна. Вот и ты, когда получаешь хорошую или отличную оценку, тебе же приятно, правда? Потому, что это – результат твоего творчества, то есть того, что ты творишь.

- Я иногда такое могу натворить, - засмеялась Гюлька.

Леонтьев расплылся в доброй – доброй улыбке:

- Это у всех бывает. Мне очень у вас понравилось,- обратился он уже к нам с женой.- Уютный зал, доброжелательные и заводные зрители. Ну и конечно, ваша теплая и радушная семья. Меня и в армии принимают с пониманием и по-дружески. Такое ощущение, что во время моих концертов прекращается война: народа всегда много, и кругом счастливые глаза молодых ребят в военной форме. В армейской березке мне даже удалось купить несколько блоков «Мальборо» - моих любимых сигарет. Теперь есть небольшой запас и на Москву.

Леонтьев раскланялся. Его ждала машина из 40-ой армии, где он располагался(тогда эта армия воевала в Афганистане) .

МАЛЕНЬКОЕ ОДОЛЖЕНИЕ

Свою скромность выдающийся артист подтвердил удивительным образом на следующий день. Валерий появился в ДСНК в сопровождении молодого офицера. Вид у него был несколько растерянный и немного смущенный.

- Как бы Вам объяснить,- обратился он ко мне.- Мне, вот, афганцы подарили дорогую ручку – «Паркер».- Здесь он сделал паузу, но продолжил. – А она – с золотым пером. Вы не могли бы помочь мне оформить справку в консульском отделе посольства, а то ведь таможенники у нас бывают порой не очень вменяемыми.

Мое лицо, очевидно, выразило недоумение и некую невольную насмешку:

- Что Вы волнуетесь. Леонтьев известен всей советской молодежи и любим ею. Таможенники, наверняка не исключение. В крайнем случае, самых вредных пригласите на свой концерт. Кроме того, Вы же можете избавиться от коробки, а ручку пришпилить к карману рубашки или пиджака, и никому не придет в голову, что она из Афганистана.

Валера сразу потускнел и грустно заметил:

- У Вас - дипломатический паспорт, и Вы плохо знакомы с нашей таможенной службой. Ей нужно план выполнять и сувениры собирать. А коробочку выбрасывать мне бы не хотелось. В ней половина красоты подарка.

Мне стало неловко и даже стыдно за свою бестактность. Действительно, не известно для чего затянул пустяковое дело ненужными комментариями. Проблема была быстро решена…

P.S. В следующий раз востоковед вспомнит о встрече с Кобзоном, который приезжал несколько раз в дни когда было совсем страшно – духи подходили совсем близко к Кабулу.

Читать продолжение

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также