Экономика

Почему из России не выходит технологический рай: Место проклятое или работать не умеем?

Все больше российских бизнесменов добиваются успеха, лишь перебравшись за рубеж
Проект «Ё-мобиль» оказался пшиком. За четыре года удалось выпустить менее десяти экземпляров, и на этом дело закончилось.

Проект «Ё-мобиль» оказался пшиком. За четыре года удалось выпустить менее десяти экземпляров, и на этом дело закончилось.

Фото: Тимур ХАНОВ

Помните бородатый анекдот про АвтоВАЗ? Тот самый, где немцы выкупают завод и пытаются там построить нормальный автомобиль, а все равно выходят «Жигули». И инженер говорит директору: «Я же говорил, место проклятое. А вы всё: руки не из того места, руки не из того места».

С инновациями в России примерно то же самое. Вроде бы все делаем, как на Западе. А на выходе получаем YotaPhone и «Ё-мобиль». Почему нам так не везет? Разбираемся вместе с экспертами.

УЕХАЛ - И ВСЕ ПОЛУЧИЛОСЬ

Кстати, YotaPhone мы вспомнили не случайно. Потому что один из его создателей - Денис Свердлов на днях стал долларовым миллиардером. Пока виртуальным. Его компания Arrival планирует выйти на американскую биржу. А примерная оценка бизнеса зашкаливает за $5 млрд.

Создатель компании Arrival, бывший российский чиновник Денис Свердлов, теперь работает в Великобритании. Фото: arrival.comarrival.com

Создатель компании Arrival, бывший российский чиновник Денис Свердлов, теперь работает в Великобритании. Фото: arrival.comarrival.com

На Западе некоторые уже называют Свердлова русским Илоном Маском. А все потому, что он заходит в ту же нишу, что и создатель «Теслы», чья компания теперь стоит на бирже больше, чем «Тойота», «Фольксваген» и BMW вместе взятые.

Компания Свердлова называется Arrival (в переводе с английского - «прибытие») и занимается производством грузовых электрофур, а также электробусов. И хотя готовых изделий у компании еще нет, есть работающие прототипы. Поэтому крупные инвесторы вкладывают деньги в расчете на то, что когда-нибудь этот стартап тоже займет свое место в числе крупнейших автопроизводителей.

Можно было бы порадоваться за бывшего замглавы Минсвязи (Свердлов был им до 2013 года), как это сделал Чубайс на своей странице в Фейсбуке. Но мы не станем. Скорее огорчимся. Потому что компанию бизнесмен основал в Великобритании, а центры разработки находятся в США, Германии и Израиле. И именно там компания будет платить налоги. Не в России.

А так выглядят электробусы и электровэны от Arrival, в которые поверили инвесторы по всему миру. Фото: arrival.comarrival.com

А так выглядят электробусы и электровэны от Arrival, в которые поверили инвесторы по всему миру. Фото: arrival.comarrival.com

«ЕСЛИ У ВАС ЕСТЬ ИДЕЯ, ЕЙ ПРОЩЕ ВЗЛЕТЕТЬ НЕ У НАС»

Обидно, что Свердлов оставил родине плохо работающий YotaPhone, который давно сняли с производства. А в Лондоне создает транспорт будущего, на который уже есть десятки тысяч предзаказов. Почему так?

- Свердлов в России не нашел ни инвесторов, ни рынка, ни поддержки от правительства. Что ему делать? Да будь он даже на 100% патриот своей страны, приходится смотреть на Запад. И печально, что это не единичный случай. Только через наш венчурный фонд таких «единорогов на выход» (компаний с оценкой больше миллиарда рублей. - Ред.) проходит до 20 в год. Только через нас. А в РФ 15 крупных фондов. То есть, считайте, примерно 300 предпринимателей с общей капитализацией 300 млрд рублей каждый год уезжают из страны, - сетует Дмитрий Тарасов, управляющий партнер «К5 Инвестиционная группа».

Но ладно, если речь идет о простом малоизвестном инноваторе. У Свердлова были связи в верхах, и он вполне мог довести идею до реализации, пролоббировать создание в стране нужной инфраструктуры. Почему не стал этого делать?

- Инноваторы уезжают потому, что в Великобритании и США чрезвычайно дружественная среда для предпринимателей. Там рулит не госкапитализм (инвестиции через крупные госкорпорации), а частная инициатива. Если у вас есть идея, то сейчас ей проще всего взлететь не в России. Особенно если у вас есть глобальные амбиции, - говорит Максим Буев, проректор Российской экономической школы.

НИКТО НЕ ВЕРИТ В НЕЗАВИСИМОСТЬ СУДОВ

По словам экспертов, во главе угла стоят, во-первых, юридические тонкости.

- Английское право, система защиты интеллектуальной собственности и патентов - вот что привлекает наших предпринимателей за рубеж, - уверен Илья Сачков, сопредседатель Партии Роста, гендиректор Group-IB.

А во-вторых, колоссальные неопределенность и токсичность бизнес-среды.

- Петербургский социолог Вадим Волков писал про силовое предпринимательство - использование организованной силы для получения преимущества в бизнесе. Усиление государства в 2000-е годы стало закатом бандитского силового ресурса, но на смену ему пришли неформальные группы сотрудников правоохранительных органов. И эта сфера еще нуждается в наведении порядка, - говорит Максим Буев.

И наконец, еще одна точка преткновения - судебная система.

- Предпринимательство - это принятие решений по стабильным правилам в условиях неопределенности. Неопределенность - это риск. Конфликты возникают везде. Когда стороны их не могут решить, они идут к арбитру. Независимая судебная система не избавляет бизнес от неопределенности, но гарантирует соблюдение правил бизнес-игры, принятия решений. Тогда у предпринимателей появляется желание нести прочие риски именно в этой стране. Нам пока до независимости судов далеко, - считает Максим Буев.

Кстати, апофеоз абсурда в том, что власти недавно заявили о намерении купить у британской Arrival 100 электробусов, чтобы запустить их по российским маршрутам. Для этого компании нужно лишь построить на родине создателя отверточное производство этих электробусов. Вот такая глобализация - не в нашу пользу.

ВОПРОС - РЕБРОМ

А что с нашими нанотехнологиями

Справедливости ради некоторые примеры успешных инноваций в России все же есть. Они не так заметны, потому что предназначены, как правило, не для массового рынка, а для бизнес-потребителей.

В 2019 году новосибирская OCSiAl стала первой компанией в портфеле «Роснано», получившей оценку в $1 млрд (один из инвесторов купил долю в 0,5% акций за $5 млн). Компания производит графеновые нанотрубки, улучшающие механические свойства различных материалов, и занимает 90% этого рынка в мире. Кстати, больше всего эта инновация поможет производителям именно электрокаров, потому что может вдвое увеличить их энергоэффективность.

У «Сколково» проекты не такие крупные. Среди относительно известных примеров «ЭкзоАтлет» - приспособление, которое помогает людям, перенесшим травмы позвоночника, пройти домашнюю реабилитацию и снова начать ходить. А также VisionLabs, которая предоставляет компаниям сервисы распознавания лиц.