Происшествия
Эксклюзив kp.rukp.ru

«Хоть с детьми, хоть с кошками, хоть с собаками - без разницы»: страшная исповедь приемного отца, которого дети обвиняют в педофилии

Когда приемные дочки рассказали правду полиции, мужчина завалил их угрозами о самоубийстве, но хоть покаяться совести хватило
Пронин насиловал девочек, которых семья брала из детских домов.

Пронин насиловал девочек, которых семья брала из детских домов.

Фото: СОЦСЕТИ

За 23 года в многодетной семье Прониных* выросло больше 15 приемных детей. За это время мать-героиня Надежда Пронина* (помимо приемных у нее пятеро своих сыновей от первого брака) получила с десяток наград и благодарностей. Сейчас вместе со своим вторым мужем женщина в огромном доме в Москве воспитывает десятерых приемных детей.

Но оказалось, что все эти годы она скрывала страшную правду. На днях сразу две приемных дочери обвинили первого мужа Натальи, 54-летнего Алексея*, в педофилии. Это две родные сестры, которых, будучи в законном браке, Наталья и Алексей взяли из детского дома 20 лет назад. На тот момент Оле* было 4 года, ее старшей сестре Олесе* 7 лет. Сейчас обоим за 20 и они сами мамы. Все эти годы они молчали: сначала боялись, что их вернут в детский дом, потом по просьбе приёмной мамы, уже нашедшей нового мужа и обещавшей, что весь этот кошмар закончился. Но все это оказалось ложью. Когда сестры узнали, что первый муж Натальи до сих пор приходит в гости к приемным детям и даже берет их к себе на выходные, терпение лопнуло.

Сейчас уголовное дело против мужчины расследует столичный Следственный комитет. Но свою вину Алексей отрицает, во всяком случае, в кабинете для допросов. Но одной из пострадавших сестёр удалось добиться его исповеди. Мы публикуем два телефонных разговора приемной дочери и отца. Оба записаны уже после возбуждения уголовного дела. Но до раскаяния папаше, кажется, еще очень далеко. Мерзавцу хватает совести угрожать приемной дочери самоубийством, лишь бы та изменила показания.

Мать приемных детей все знала, но покрывала мужа-извращенца

Мать приемных детей все знала, но покрывала мужа-извращенца

Фото: СОЦСЕТИ

«ГЛАВНОЕ, МЫ ЛЮБИМ ДРУГ ДРУГА»

Алексей: «Ну что ты так долго не звонила мне?»

Ольга: «В плане?»

Алексей: «И не отвечала мне.»

Ольга: «Ну я работаю вообще-то.»

Алексей: «Ну ладно. Я так подозреваю, что несколько по другим причинам. Вот. Но, что я тебе могу сказать. Я тебя люблю, любил и буду любить. Поэтому не волнуйся. Все что ты там сказала, было-не было. Это все фигня!.»

Ольга: «Что значит фигня?»

Алексей: «Главное другое: мы любим друг друга. Все!»

Ольга: «Пап, у тебя все нормально в голове?»

Алексей: «Ну да. А что?»

Ольга: «Ты считаешь это нормально, что ты делал, когда я была маленькой?»

Алексей: «Ну, это было как бы естественно.»

Ольга: «Естественно?»

Алексей: «Угу.»

Ольга: «Ты считаешь это нормальным, пап?»

Алексей: «Ну нет, нет! Насчет нормальности, нет, конечно. Речи не идет.»

Ольга: «Пап, понимаешь, педофилия - это же ненормально! Пап, ты понимаешь?»

Алексей: «Это ненормально, да. А когда от тебя уходит жена любимая, и твое естество выпирает из тебя. Ну где-то это надо было делать. Ну как бы куда-то это надо девать.»

Ольга: «С детьми?»

Алексей: «Ну хоть с детьми, хоть с кошками, хоть с собаками, это не имеет значения.»

Ольга: «Да, пап. Я все поняла. Извини, пап, но я считаю иначе.»

Алексей: «Ну, хорошо, а тебе это зачем было надо рассказывать, говорить? Промолчать об этом нельзя было?»

Ольга: «Ну я считаю, что хватит молчать, пап.»

Алексей: «Ну и зря. Грубо говоря, посадят меня в тюрьму. Там меня будут ***** ( насиловать - прим. ред). Скажем так. Скорее всего, я покончу жизнь самоубийством. Потому что терпеть это не смогу. Тебе будет приятно?»

Ольга: «А каково было мне, когда я маленькой была, как ты думаешь? Что ты приставал ко мне, думаешь, мне приятно было?»

Алексей: «Я думаю, что, наверное, нет. Конечно, не было приятно.»

Ольга: «Ну вот. Я перезвоню.»

«НУ НЕ ПРОСТИТУТОК ЖЕ БЫЛО ВОДИТЬ?»

Ольга: «Алло, пап. Ты понимаешь, я на себя давно забила, но мне жалко других.»

Алексей: «Еще раз тебе повторяю, статья (уголовное дело - прим. ред.) достаточно серьезная. Скорее всего, я не стану ждать статьи.»

Ольга: «Так».

Алексей: «Что уж я там с собой сделаю, это вопрос второй. Тебе станет легче от этого?»

Ольга: «Пап, понимаешь, больше никто от твоих домогательств не пострадает.»

Алексей: «А тебе от этого легче станет?»

Ольга: «Да.»

Алексей: «Хорошо. Ладно, продолжай, продолжай. Вместо того, чтобы сейчас отказаться и сказать, что оговорила. Ты давай говори дальше: правду, правду, правду!»

Ольга: «Да! Да!»

Алексей: «Давай, нет проблем. Давай, продолжай. Я тебе сказал, что я сделаю с собой.»

Ольга: «Ну пап, понимаешь…»

Алексей: «Я что мало хорошего сделал тебе? После того как я понял, что я несколько неправ был, скажем так. Ну это совсем, мягко говоря.»

Ольга: «Пап, понимаешь, залезать на маленьких детей - это неправильно.»

Алексей: «Ну в общем. Да. Да. Ну и что?»

Ольга: «Ну что, что. Неправильно это!»

Алексей: «Неправильно. А дальше что? Ты хочешь моей смерти, нет проблем.»

Ольга: «Ты это делал, понимаешь, пап!»

Алексей: «Я сегодня могу **** (свести счеты с жизнью - прим. ред.) и написать записочку, что ты во всем виновата. Но не ты, конечно, не ты. Я не прав. Я дурак, сволочь, паразит и прочее. Но чисто по-человечески ты же понимаешь, что из меня, допустим, сперма прет и мне ее нужно куда-то девать. А ты мне в этом помогла. Все! Вот чисто по-женски, ты должна была бы это понять.»

Ольга: «Я не понимаю, пап, как можно в детей? Как с детьми можно этим заниматься? Я не понимаю.»

Алексей: «А ты заметила, что у меня с 1998 года, как мама ушла, не было ни одной женщины? И мне нужно было куда-то девать эту энергию.»

Ольга: « ****** (заниматься сексом - прим. Ред.) детей?»

Алексей: «Это любовь. Вот это нужно было куда-то девать».

Ольга: «С детьми, пап?»

Алексей: «Да причем тут с детьми или не с детьми. Вообще куда-то девать. Мне нужно было проституток водить сюда?»

Ольга: «Да!»

Алексей: «Ну может быть ты и права. Да. Короче, хочешь моей смерти, нет проблем. Не хочешь, тогда отказывайся от своих показаний. Все! Давай, до свидания. Была у меня дочка, может ее и не быть!»

КОМПЕТЕНТНО

«Не отвертится!»

- Речь идет об особо тяжком преступлении, за каждый эпизод которого уголовным кодексом предусмотрено до 15 лет лишения свободы. Несмотря на то, что прямых улик, в связи с тем, что изнасилования были совершены несколько лет назад, нет, доказать вину можно. Обвиняемый пройдет ряд экспертиз. Возможно, ему предложат полиграф, проще говоря, детектор лжи. Что касается данной телефонной записи, то это – весомое доказательство вины. После проведения лингвистической и фонетической экспертиз ее приобщат к материалам уголовного дела. Так что отвертеться уже не получится, - прокомментировал Максим Власов, подполковник юстиции в отставке, адвокат. – Практика показывает, что об изнасилованиях дети часто много лет не рассказывают. Это связано с их глубокими психологическими травмами. Но это вовсе не значит, что педофилу все спишут за сроком давности.

«Комсомолка» следит за ходом расследования.

*Имена изменены в интересах следствия.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Этот педофил насиловал приемных детей и все молчали»: москвичка рассказала о том, что творилось в образцово-показательной многодетной семье

Многодетная семья Прониных*, в которой пятеро своих и десять приемных детей, до последнего времени считалась чуть ли не идеальной. Огромный трёхэтажный дом в Москве, дети занимаются в спортивных кружках и студиях, родители души в них не чают и все вроде как счастливы. Но в один момент все рухнуло (подробности)